MIME-Version: 1.0 Content-Type: multipart/related; boundary="----=_NextPart_01C4A53D.F471BFE0" Данный документ является веб-страницей в одном файле, также называемой файлом веб-архива. Если вы видите это сообщение, значит данный обозреватель или редактор не поддерживает файлы веб-архива. Загрузите обозреватель, поддерживающий веб-архивы, например Microsoft Internet Explorer. ------=_NextPart_01C4A53D.F471BFE0 Content-Location: file:///C:/14C79D0E/gilden.htm Content-Transfer-Encoding: quoted-printable Content-Type: text/html; charset="us-ascii" Глава I

Гильдебран= ;д Д. фон. Метафизика любви. СПб.: «Алетейя», 1999.

 

С. 31-37

Глава I

ЛЮБОВЬ КАК ЦЕННОСТНЫЙ ОТВЕТ

Любов= 100; и ее ложное сравнение с «привязаннl= 6;стью» к тому, что вызывает чисто субъективнl= 6;е удовольствl= 0;е

Лю= ;бовь в собственноl= 4; и самом непосредстk= 4;енном смысле — это любовь к другому человеку, бу= 076;ь то материнскаn= 3; любовь, любовь ребенка к св= 086;им родителям, любовь к друзьям, супружескаn= 3; любовь или любовь к Бог= 091; и к ближнему. Любовь к безличным объектам — такая как лю= 073;овь к нации, родине, стране, произведенl= 0;ю искусства, дому и т. д. — хотя и является в известной мере аналогией, все же несравненнl= 6; менее удалена от собственно любви, чем любовь к собственноl= 1; персоне.

Вс= ;е «привязаннl= 6;сти» к жизненным благам — пищ= 077;, напиткам, деньгам и т. д. — не могут быть даже по аналогии обозначены как «любовь&raq= uo;, потому что они решающи = 84; образом отличаются от любви. Пьяница не «любит» алкоголь, скряга не «л= 102;бит» деньги. Конечно, они привязаны к ним, они «пали жертвой» этих вещей; эти вещи обл= 072;дают для них неописуемоl= 1; притягателn= 0;ной силой. Однак= 086; такая «привязаннl= 6;сть» настолько своеобразнk= 2;, настолько отличается = 86;т того вида привязанноl= 9;ти, который имеет место = 074; любви, что «аналогия» между ними могла бы ввести в заблуждениk= 7;. Мы уже указывали н = 72; опасность подобных аналогий.=

Та= ;ким образом, есл= 080; я буду исходить из феномена «привязаннl= 6;сти» к чему-либо, существо любви будет = 089; необходимоl= 9;тью искажено. То, что составл = 03;ет своеобразиk= 7; любви, что является ее специфичесl= 2;ой сущностью, как раз включает в с= 077;бя отличие от всех иных форм «привязаннl= 6;сти к чему-либо». Рассматривk= 2;емое различие и е= 089;ть то самое фундаментаl= 3;ьное различие, оп= 088;еделяющее всю аффективнуn= 2; сферу, а также, по аналогии, сферу желаний: различие между ценно = 89;тным ответом и ответом на приятное. Мы подробно рассмотрелl= 0; это различи = 77; в нашей книг= 077; «Christliche Ethik» («Х= 088;истианская этика»), поэтому ограничимсn= 3; здесь тем, что укажем н= 072; него[1].

Но прежде всег = 86; следует предостереm= 5;ь еще от двух возможных ложных толкований. = 057; термином «ценность» часто связывают отход от конкретных объектов в сторону абс = 90;рактного. Нужно со все= 081; решительноl= 9;тью сказать, что в отношении рассматривk= 2;емого здесь понятия ценности совершенно не идет речи о бегстве в сферу абстрактноk= 5;о. Ценности также многими рассматривk= 2;ются как некие абстрактныk= 7; принципы, призванные заменить ре = 72;льные заповеди живого Бога.

Эт= ;о не так: ценности в нашем смысл = 77;, и особенно квалитативl= 5;ые ценности, представляn= 2;т собой отблеск бесконечноl= 1; славы живог = 86; Бога — послание Бога, заключен­но= е во всех сотворенныm= 3; вещах, и совершеннуn= 2;, последнюю реальность  в  самом= ;   Боге= ,   поскольку  последний  является сущностью справедливl= 6;сти, добра, любви.

Зд= ;есь, однако, стои= 090; еще раз указать на глубокое различие между удовольствl= 0;ем, основанным на самой ценности, и удовольствl= 0;ем, которое не является ее непо­средст= венным следствием.

Пр= ;имером первого будет то наслаждениk= 7;, которое я испытываю о = 90; пребывания = 74; какой-нибуд = 00; прекрасной местности. Ландшафт притягателk= 7;н и восхитителk= 7;н именно благодаря своей красоте, т. е. благодаря своей ценно = 89;ти.

Пр= ;имером удовольствl= 0;я, не основанн = 86;го на ценности, может являться удовольствl= 0;е, получаемое от приня­тия теплой ванн = 99; или от игры в карты. Здесь &#= 1076;ело не в ценности, с которой связан соответствm= 1;ющий ответ с моей стороны: здесь идет р= 077;чь об определеннl= 6;м качестве, которым обл = 72;дает то, что доста&#= 1074;ляет мне удовольствl= 0;е, и которое делает посл = 77;днее объективно полезным мн = 77;, к тому же при условии, что теплая ванн = 72; нравится мн = 77; или карточная игра развлекает меня. Любая «привязаннl= 6;сть», относящаясn= 3; к этому виду благ — таких благ, которы= 077; прият= ны в самом широ= ;ком смысле слов = 72;, и при этом сами могут н= 077; быть носителями ценности, и уж во всяком &#= 1089;лучае привлекатеl= 3;ьны не по причин= 077; заключенноl= 1; в них ценности, — радикально отличается от при­вязан= ;ности к объективныl= 4; благам, привлекатеl= 3;ьность которых связана с их ценностью[2].

Од= ;нако это глубоко = 77; различие в природе дос = 90;авляющего удовольствl= 0;е не обязательнl= 6; является различием в объекте. Главное зде = 89;ь — наша позиция по отношению к благу. Очень часто в отношении некоторых вещей, являю= 097;ихся носителями высоких ценностей, з= 072;нимают такую позицию,   при   которой   они   рассматриk= 4;аются   с   точки зрения удов = 83;етворения субъективнm= 9;х желаний.

Мы наблюдаем это, например, у крайних эстетов в их отношении к прекрасномm= 1;. Конечно, это абсолютное извращение, поскольку красота недвусмыслk= 7;нно призывает к ценностномm= 1; ответу, а так&#= 1080;е эстеты не в состоянии постигнуть подлинную ценность прекрасногl= 6;: они, несмотр= 103; на все свое поверхностl= 5;ое понимание з = 85;атоков, остаются слепы к действителn= 0;ной глубине прекрасногl= 6; в природе и искусстве.=

Но существуют блага, по отношению к которым возможны об = 77; эти установки, причем без заметной пе = 88;версии. Например, мы можем получать удовольствl= 0;е, нюхая цвето = 82;, и при этом думать лишь = 086; приятности данного запаха. Но мы можем также постигать и благо= 088;одство, высокую цен= ность этого цветк = 72;, возвышенныl= 1; характер ег = 86; аромата и испытывать &laq= uo;frui&ra= quo; (наслаждени= ;е), которое будет основано исключителn= 0;но на ценностном ответе. В последнем случае удовольствl= 0;е является следствием, «даром» ценности; в первом — оно чисто субъе = 82;тивно. Мы привели этот пример для демонстрацl= 0;и того, что нам не обязательнl= 6; исходить из объекта, из природы блага, чтобы понять фундаментаl= 3;ьное различие между обоим = 80; видами «fr= uitio» («н= 072;слаждающее&= #1089;я пользованиk= 7;»: контаминацl= 0;я собственно &laq= uo;fmi&raq= uo; — наслаждатьl= 9;я, извлекать блага, и «ut= i» — пользоватьl= 9;я. — Прим= ;. перев.). Это основополаk= 5;ающее различие вы = 88;ажается также в том, что в одном случае к бла= 075;у стремятся как к средству удовлетворk= 7;ния субъективнm= 9;х потребностk= 7;й; в другом слу= 095;ае — благо притягиваеm= 0; благодаря своей ценно = 89;ти. Благо здесь рассматривk= 2;ется не как средс= 090;во получения удовольствl= 0;я, а как нечто значимое само по себе, к чему мы хотим приоб = 97;иться по причине его ценност = 80; и того счаст= 100;я, которое мы испытываем от соприкос = 85;овения с его внутренним достоинствl= 6;м.

По= ;этому мы настойчиво подчеркиваk= 7;м опасность и = 79;учения сущности любви на основе аналогий из той сферы, где удовольствl= 0;е не связано с ценностью и где наша установка п = 86; отношению к объекту совершенно иная. Ибо специфика любви — как мы скоро увидим — заключаетсn= 3; в ее жертвенном характере, в ее трансцендеl= 5;ции.

Любов= 100; — это ценностный ответ

Су= ;щественным для любой любви является то, &#= 1095;то любимый человек воспринимаk= 7;тся как нечто прекрасное, драгоценноk= 7;, достойное л = 02;бви. Если челове = 82; для меня лиш= 100; полезен, есл= 080; я могу употр= 077;бить его качеств = 72; с пользой дл= 103; себя, то в этом случае отсутствуюm= 0; предпосылкl= 0; любви. Необходимаn= 3; для любой любви жертвенносm= 0;ь — будь то родительскk= 2;я любовь, любовь дете = 81; к родителям, любовь к друзьям или супружескаn= 3; любовь — с необходимоl= 9;тью предполагаk= 7;т, что близкий человек представляk= 7;тся нам чем-то чрезвычайнl= 6; ценным, прекрасным R= 12; объективно достойным любви. Любов= 100; — это ценнос= 090;ный ответ= .

Ещ= ;е Аристотель заметил, что истинная дружба возможна лишь на основе добр = 72;, поскольку только в это= 084; случае нас интересует = 74; другом человеке ег = 86; личность: и в этом ярко проявляетсn= 3; природа любви как це= 085;ностного ответа. Внутренняя заинтересоk= 4;анность любви существеннm= 9;м образом свя = 79;ана с личностью человека; в ней полнос­т= ;ью тематизироk= 4;ано[3] его существоваl= 5;ие, все его существо. Если же человек только полезен мне = 074; каком-либо отношении, является источником удовольствl= 0;я, развлечениl= 1;, как таковой не тематизи = 88;ован полностью, — я не люблю его.

Ес= ;ли мне кто-либо лишь полезе = 85;, он не обязат= 077;льно должен привлекать меня. Он может меня д= 072;же отталкиватn= 0;, однако я все равно связа = 85; с ним, потому что нуждаюс = 00; в нем для достижения определеннm= 9;х целей. Чиста= 103; полезность не является даже осново = 81; для какого-либо = 091;довольстви&= #1103;. Кроме того, в этом случае человек как таковой абсолютно нетематичеl= 5;. Он интересу = 77;т меня только как средств = 86; достижения чего-либо иного.

Эт= ;от вид заинтересоk= 4;анности в наибольше = 81; степени удален от любви. Разумеется, человек, который первоначалn= 0;но интересоваl= 3; меня лишь ка= 082; «средство» достижения определеннm= 9;х целей, может проявить в той мере, в какой он мне полезен, и другие каче = 89;тва помимо тех, что обосновываn= 2;т для меня его полезность R= 12; дельность, авторитет, с= 074;язи и т. д., — например, надежность, порядочносm= 0;ь, верность и пр., которые впоследствl= 0;и могут явиться причиной любви к нему. Но тогда именно эти личные качества, вызывающие любовь к нему, и следует четко отдел = 80;ть от чистой полезности.

Од= ;нако для пробуждениn= 3; любви мало н= 077; только «полезностl= 0;» для меня человека: даже когда о= 085; просто развлекает меня, этого вида удовол = 00;ствия недостаточl= 5;о, чтобы пробудить любовь. Представим себе, что какой-то человек против свое = 81; воли выглядит комично и вызывает смех. Мы може&#= 1084; получить удовольствl= 0;е в его обществе, хо= 090;я он ни в коей мере не является привлекатеl= 3;ьным. Он может быт= 100; глуп, даже пошл, однако благодаря своему невольному комизму стр = 72;шно нас развлекает, как, например, стихи Фриде = 88;ики Кемптнер.=

Та= ;кой комизм може = 90; быть обусловлен даже чем-то недостойныl= 4;, и развлекатеl= 3;ьность здесь является удовольствl= 0;ем, которое нес = 86;мненно не основано на достоин­с= ;твах человека. Нетрудно видеть, что такое удово = 83;ьствие, такая развлекатеl= 3;ьность не в состоянии обусловить любовь[4].

Зд= ;есь также человек как таковой не тематичен; м= 099; получаем удовольствl= 0;е от его комич= 077;ских черт, так что он в данном случае функ = 94;ионирует как бы в роли объекта. Он даже не боле= 077; тематичен здесь как личность, че= 084; тот, кто интересует меня с точки зрения пользы, которую он может мне принести.=

 

C<= /span>. 400-418

ГЛАВА XI

CARITAS

&= #1052;ы видели, насколько нелепо усматриватn= 0; в intentio unionis элемент, загрязняющl= 0;й чистоту жертвенносm= 0;и и ценностнооm= 0;ветного характера любви. Мы также видел = 80;, что различи = 77; между эгоистичесl= 2;ой и бескорыст = 85;ой любо­вью зависит от совершенно иных элементов, н= 077;жели от наличия или отсутствия intentio unionis. Кl= 8;оме того, мы видели, что, когда любов = 00;, в которой играет определеннm= 1;ю роль intentio<= span lang=3DEN-US style=3D'font-size:14.0pt;color:black;layout-grid-mode:line'> = unionis, противо&= #1087;оставляют в качестве amor concupisc= entiae = (ст= ;растной, вожделеющеl= 1; любви) любви милосердноl= 1; (amor benevolen= tiae), в которой intentio unionis = со= вершенно отступает н = 72; задний план, то в этом случае имее = 90; место полно = 77; непониманиk= 7; intentio unionis.

Естес= 090;венная и сверхъестеl= 9;твенная любовь как данные опыт = 72;

&= #1042;озникает вопрос: если любовь к ближнему де = 83;ает агат &#= 1085;е отступлениk= 7;м на задний план intentio<= span lang=3DEN-US style=3D'font-size:14.0pt;color:black;layout-grid-mode:line'> = unionis и темы счастья, то тогда какой смысл в противопосm= 0;авлении ее как агат естественн&= #1099;м видам любви как эросу?

&= #1053;апрашивает= ;ся мысль о громадном превосходсm= 0;ве агапе по сравнению с «эросом», которое проявляетсn= 3; в теологичесl= 2;ом отношении и которое дае = 90; нам право противопосm= 0;авить христианскm= 1;ю любовь к бли= 078;нему как сверхъестеl= 9;твенную — эросу как естественнl= 6;й любви. Но мы должны здес = 00; отвлечься от этого фундаментаl= 3;ьного различия в теологичесl= 2;ом отношении, поскольку это вопрос веры и не представляk= 7;т собой данно = 89;ти, доступ­ной нашему естественнl= 6;му опыту. Мы ограничимсn= 3; различием между этапе = 080; естественнm= 9;ми видами любв = 80;, которое доступно на = 96;ему естественнl= 6;му опыту.

Разли= 095;ное отношение к нравственнl= 6;му

Прежде всего бросающеесn= 3; в глаза различие между ними — это их отношение к миру нравст = 74;енного. Христос говорит: «Если вы любите любящих вас, что за заслуга в этом? Разве не то же самое делаю = 90; и язычники?» Очевидно, мы можем отнести эти слова ко все= 084; естест­венн= ым видам любви = 212; дружеской любви, родит= 077;льской любви, любви детей к родителям и = 083;юбви между пола­м= ;и — в противоп= 086;ложность любви к ближнему. Хотя эти слова в первую очередь относятся к любви к врагам и противопосm= 0;авляют последнюю л = 02;бви к тем, кто делает нам добро или желает нам блага, тем не менее они также указывают н = 72; фундаментаl= 3;ьное различие, существующk= 7;е в нравствен = 85;ом отношении между христианскl= 6;й любо­вью к ближнему и естественнm= 9;ми категориямl= 0; любви.

Христиа= ;нская любовь к ближнему является не толь­ко носителем высочайшей нравственнl= 6;й ценности, но и — вместе с любовью к Богу — осью е&#= 1089;тественной и сверхъестеl= 9;твенной нравственнl= 6;сти[5]<= /span>. С этими двум= 103; заповедями связаны Закон и Пророки. Напротив, дру­жеская, родительскk= 2;я любовь, любовь дете = 81; к родителям и супружескаn= 3; любовь, несмотря на всю их многообраз­= ную связь с миро= 084; нравственнl= 6;го, не находятс = 03; в центре все= 081; нравственнl= 6;сти и не принадлежаm= 0;, как любовь к ближнему, к ее ядру.

Это различие ярчайшим образом выражается = 74; том, что любовь к ближнему — это заповед = 00;, что после любви к Богу она являетс = 03; важнейшей заповедью, в то время как любая естес = 90;венная любовь имее = 90; прежде всего характер дара. Ведь она предпол = 72;гает особую связ = 00; (либо объективнуn= 2;, как в родительскl= 6;й любви или в любви детей = 082; родителям, либо субъективнm= 1;ю, как в дружес= 082;ой или супружескоl= 1; любви). Но главное заключаетсn= 3; в том, что тема любви к ближнему не = 86;тделима от нравственнl= 6;го, в то время как в любой другой любв = 80; к человеку имеет место = 089;обственная, иная тема. Естественнm= 9;е виды любви н= 077; являются следствием нравственнl= 6;го побужде­ния, они — это дар.<= o:p>

Как бы н = 80; была несовершенl= 5;а форма этих видов любви = 091; язычников, все же нельз= 103; отрицать, чт= 086; и у них сущес&#= 1090;вует подлинная естественнk= 2;я любовь.

Если мы хотим по-настояще = 84;у понять это решающее различие, существующk= 7;е между христ = 80;анской любовью к ближнему, с одной сторо = 85;ы, и всеми естественнm= 9;ми ее видами — с другой, то нам необходимо сначала противо­пос= тавить христианскl= 6;й любви к ближнему яз = 99;ческую любовь к родителям, детям и друз= 100;ям, т. е. рассмотретn= 0; такие виды любви, на кот&#= 1086;рые еще не оказала влияния любовь к Бог= 091; и они еще совершенно не подверглисn= 0; преображенl= 0;ю через Христ = 72;. Ценностный ответ такой любви проис = 93;одит естественнl= 6; и легко и не предполагаk= 7;т у любящего никакой моральной сознательнl= 6;сти. И то, что она является не результатоl= 4; волевого усилия, а сердечным порывом, по сути своей представляk= 7;т собой ее жертвенносm= 0;ь. В такой любв= 080; «невозможнl= 6;сть не любить др= 091;гого человека» является величайшим = 89;амоотречен&#= 1080;ем ради другог = 86;, приносящим = 77;му высшее счастье. Это пожертвоваl= 5;ие души, и оно, в соответствl= 0;и с темой тако= 081; любви, не может быть заменено ничем иным.

Во всех ответах на нравственнl= 6; важную ценность темой явля= ;ется нравственнm= 9;й мир ценностей, его тре­бова= ;ние, следование его призыву, в конечном счете — покорность Богу. Это не является не = 87;осредствен&#= 1085;ой темой в дружеской, родительскl= 6;й, супружескоl= 1; любви. Ценност­ный ответ имеет здесь иную тему, а не тему нравственнl= 6;й значительнl= 6;сти. Любимый человек — эт= 086; великий дар нам, и личной темой является преданностn= 0; ему в нашей любви, это преданностn= 0; совершенно иного рода, нежели предан­ност= ь нравственнl= 6; значительнm= 9;м ценностям. Человек отд = 72;­ет — в той или иной степен = 80; в зависимостl= 0; от вида и интенсивноl= 9;ти любви — свое сердце: это жертвенносm= 0;ь, которая, с одной стороны, ощу= 097;ается не как свобода, свойственнk= 2;я волевому акту, а как дар, притяжение, = 072; с другой — и не как исполнение нравственнl= 6;й обязанностl= 0;. Тот факт, что другой чело = 74;ек достоин нашей любви, апеллирует не к нашей совести. С другой стороны, как мы видели, такая любов = 00; не имеет характера легкого произвола. Н= 086; то, что может быть пожертвоваl= 5;о в такой любв= 080; и особенно в супружескоl= 1; любви, — это, так сказать, при­надлежа= щее человеку — как конкретной неповторимl= 6;й индивидуалn= 0;ности — и его лично&#= 1081; жизни, дарованное ему. Это придает подобной любви совершенно другой характер с нравственнl= 6;й точки зрени = 03;, нежели тот, что свойств = 77;н христианскl= 6;й любви к ближнему.=

Это глубокое различие в нравственнl= 6;м плане высту­= ;пает ярче всего тогда, когда мы принимае = 84; во внимание, что христианскk= 2;я любовь к бли= 078;нему с необходимоl= 9;тью предполагаk= 7;т любовь к Богу, в то время как дл= 103; естественнl= 6;й любви она не требуется. Это различи = 77; в первую очередь религиозноk= 7;, но, очевидно, оно имеет огромное зн = 72;чение для нравственнl= 6;сти.

Все видm= 9; естественнl= 6;й любви, такие, как дружеск = 72;я, родительскk= 2;я, супружескаn= 3; любовь, не обязательнl= 6; пред­полага= ют даже веру в Бога и тем более — христианскl= 6;е откровение. Здесь идет речь не о том, что эти виды любви могут стать более глубокими, возвышенныl= 4;и, преобра­зит= ься через веру в Бога и через Бога и что то&#= 1083;ько во Христе он= 080; могут достичь своего исти = 85;ного, полного расцвета, а лишь о том, чт&= #1086; они как таковые могут существоваm= 0;ь и у язычнико= 074;.

Христиа= ;нская же любовь к ближнему, если мы даже отвлечемся от ее сверхъестеl= 9;твенного характера в бого­словск= ом смысле, с необходимоl= 9;тью предполагаk= 7;т христи­анск= ое откровение = 80; веру в него. Ценностный ответ на достоинствk= 2; и красоту, свойственнm= 9;е всякому человеку, несмотря на все его возможные недостатки, = 089; необходи­мо= стью предполагаk= 7;т, чтобы мы видели в нем imago Dei= , Божественн= 086;е создание, предназначk= 7;нное для вечного единства с Богом. Как мы в дальнейше = 84; ясно увидим, истинная христианскk= 2;я любовь к бли= 078;нему рассматривk= 2;ет ближнего в свете того факта, что он бесконечно любим Христом и чт= 086; Христос уме = 88; на кресте и за него. Христианскk= 2;я любовь к ближнему неотделима от веры в Бога, явленного нам во Христе, и от любви к этом= 091; Богу. Но так как любовь к Богу являет = 89;я абсолютным ценност­ным ответом, в котором кульминируn= 2;т все нравств = 77;нные ценностные ответы, то совершенно ясно, какая пропасть отделяет христианскm= 1;ю любовь к ближнему от естественнm= 9;х видов любви, которые сущ = 77;ствуют и «у язычников». Но это одновременl= 5;о показывает, что различи = 77; между хрис­т= ;ианской любовью к ближнему и всеми видам = 80; естествен­н= ой любви далек = 86; выходит за рамки естественнl= 6;й нравст­венн= ости, поскольку в первой сияе = 90; слава сверх = 98;естественн&#= 1086;й нравственнl= 6;сти, дышит святость.=

Но возникает вопрос: в какой степени это фунда­мента= льное различие коренится в категориалn= 0;ном своеобразиl= 0; любви к ближнему? Не связана ли неразрывно необыкновеl= 5;ная возвышенноl= 9;ть христианскl= 6;й любви к ближнему с отступлениk= 7;м на задний план intentio unionis и с отсутствиеl= 4; в ней темы счастья? Ответ на это должен быть несомненно отрицательl= 5;ым, поскольку ведь в любви к Богу intentio unionis и тема счастья достигают своего полного рас = 94;вета, правда последняя — только как «побочная» тема. Напрот= 080;в, решающее различие следует искать в том качестве, которое свойственнl= 6; как любви к ближнему, та= 082; и любви к Богу, и которое, сле= 076;овательно, не связано с категориалn= 0;ным своеобра­зи= ем любви к ближнему. Эт= 086; будет совершенно ясно, когда мы еще подробнее п = 88;оанализиру&#= 1077;м качественнl= 6;е отличие хри = 89;тианской любви к ближнему от естествен­н= ых видов любви.

Качес= 090;венное различие между христианскl= 6;й любовью к ближнему и естественнm= 9;ми видами любв = 80;

Мm= 9; можем любит = 00; кого-нибудь как друга и одно­времен= но ненавидеть другого человека. Пылкая супр = 91;­жеская любовь совершенно не исключае = 90; одновременl= 5;ой ненависти к кому-то другому. В хр&#= 1080;стианской любви к ближнему такое невоз = 84;ожно. Если кто-то по-христиан­= ;ски любит одног = 86; человека, то он не может быть одновременl= 5;о полон ненависти к кому-то другому. Это обстоятельl= 9;тво очень хорош = 86; высвечиваеm= 0; глубокое ка­= ;чественное отличие христианскl= 6;й любви к ближ= 085;ему от всякой «некрещеноl= 1;» естественнl= 6;й любви.

I= ntentio benevolentiae

&= #1052;ы лучше пойме = 84; причину этого различия ср = 72;внив intentio benevolentiae естеств= 077;нных видов любви = 089; intentio benevolentiae христиа= 085;ской любви к ближнему.=

&= #1042; intentio benevolentiae естеств= 077;нных видов любви можно обнаружить три элемент = 72;. Во-первых, заинтересо­= ванность в счастье любимого человека. Во-вторых, желание самому осча = 89;тливить любимого, осыпать его благодеяниn= 3;­ми. Этот второй элемент весьма различаетсn= 3; в зависимостl= 0; от вида любви; он особенно зн = 72;чителен в супружескоl= 1; любви, а также в любв= 080; к детям. В-третьих, это «дыхани = 77; доброты», которым любящий согревает душу любимо-rOf — то, как он «прикасаетl= 9;я» в любви к душе другог = 86; человека, охватывает, принимает е = 77; — та благотворнk= 2;я роса любви, которая радостно ощущается любимым человеком.=

&= #1057; первым элементом, необыкновеl= 5;ной солидарносm= 0;ью с любимым человеком, тесно сопря = 78;ен тот вид трансцендеl= 5;ции, о котором мы говорили в г= 083;аве VII, — когда нас волнует все, что представляk= 7;т для него объективноk= 7; благо или зло, и именно &= #1087;отолку, что являетс = 03; таковым.

&= #1055;ри этом решающим дл = 03; нашего контекста я = 74;ляется следующее: intentio benevolen= tiae = в целом есть следствие принятия другого чел = 86;века, которое в свою очеред = 00; представляk= 7;т собой ценностный ответ на существоваl= 5;ие данного индивидуумk= 2; — поскольку он нас восхи= 097;ает, мы и относимся к нему &laqu= o;хорошо». Во-первых, это хорошее отношение в ценностном ответе основано на его существоваl= 5;ии; во-вторых, эт&#= 1086; хорошее отношение к нему, = 72; не просто благожелатk= 7;льность всей нашей лич­ности. Мm= 9; обращаем к конкретномm= 1; любимому че = 83;овеку этот лик нашей доброты. Мы направляем на него этот поток добра. Но одноврем = 77;нно мы можем ненавидеть другого человека. Конечно, и вс&#= 1103;кой естественнl= 6;й любви свойственнk= 2; тенденция размягчать всего человека. Мы подробно поговорим о таком воздействиl= 0; любви, когда нашей темой будет «любовь и нравственнl= 6;сть». Но эта тенденция всякой исти = 85;ной естественнl= 6;й любви не дол= 078;­на толковатьсn= 3; так, что любящий такой любов = 00;ю цели­ком преисполнеl= 5; доброты, что благоговейl= 5;о любящее «я&r= aquo; полностью доминирует = 74; нем или, можно сказа = 90;ь и так, что он уже вошел в царство доб = 88;а.

&= #1053;апротив, в христианскl= 6;й любви к ближнему, во-пер­вых, intentio benevolen= tiae = по отношению к ближнему не является следствием его приняти = 03;, которое был = 86; бы в свою оче&#= 1088;едь ценностным ответом на его существ = 86;вание. Оно являетс = 03; актуализацl= 0;ей доброты, свойственнl= 6;й любящему. Несмотря на то, что эта доброта актуализирm= 1;ется в ценностно = 84; ответе на существоваl= 5;ие ближнего и только в нем и может быть актуализирl= 6;вана, тем не менее она не мотивироваl= 5;а восхищениеl= 4; другим чело = 74;еком. Тот, кто милосердно обращается = 82; ближнему в христианскl= 6;й любви, относится к = 085;ему «хорошо» по причине доминироваk= 4;ших в его душе еще до встречи с ни= 084; добра и установки н = 72; любовь. Поэтому он «хорошо» относится н = 77; только к данному человеку, но и in potentia<= /span> = (по= ;тенциально) ко всякому ближнему. Следователn= 0;но, он не может одновре­мен= но любить одно = 75;о человека и ненавидеть другого.

Intentio benevolentiae имеет здесь совершенно иной характер и н= 086;вое качество. Он= 086; является — помимо вышеупомянm= 1;тых элементов — не только словом добр = 86;ты к человеку, но и обращенной = 82; нему «субст = 72;нциальной» добротой, св= 103;той добротой, которая хот = 03; и относится = 082; нему, однако является не только словом добр = 86;ты, заклю­чающе= мся в любом intentio benevolentiae.

&= #1055;ри этом уникальносm= 0;ь христианскl= 6;й любви к ближнему состоит в том, что она, несмотря на свой предвосхищk= 2;ющий характер, пр= 086;являет абсолютный инте­рес к данному конкретномm= 1; человеку, относится именно к нему; ближни= 081; абсолютно тематичен. Поэтому совершенно ошибочно думать, будт= 086; свойственнk= 2;я любящему доброта и пр= 077;исполненно&= #1089;ть любовью изливается на ближнего самопроизвl= 6;льно и как бы случайно. Иб= 086; святую доброту и надактуальl= 5;ую милосерднуn= 2; установку н = 80; в коем случа= 077; нельзя рассматривk= 2;ть как своего р= 086;да «силу» — жизненную полноту, некий потен = 94;иал — напротив, они пред­ста= ;вляют собой основанную на любви к Богу осново = 87;о­лагающую интенционаl= 3;ьную установку, которая своим надак = 90;уальным характером делает человека пр = 86;сто лю­бящим. Поэтому то обстоятельl= 9;тво, что любовь здесь как бы предвосхищk= 2;ет встречу с бл= 080;жним, нисколько н = 77; наносит ущерба ценностнооm= 0;ветному характеру любви и абсолютной = 90;ематичност&#= 1080; ближнего. Необыкновеl= 5;ный интерес к ближнему ни = 074; коей мере не уменьшаетсn= 3; оттого, что в данном случае любовь имее = 90; этот предво = 89;­хищающий характер.=

«Я-Ты&raq= uo; ситуация

&= #1044;ля любви к ближнему характерно также то, что в ней не доминирует типичная «я-ты» ситуация. Чтобы это понять, необходимо принять во внимание следую­щее: об отношени = 80; «я-ты» можно говорить в о= 095;ень различных смыслах. Во-первых, под этим мож= 085;о пони­мать одно из главных измерений communio (общно = 89;ти) с другим человеком, и тогда мы про= 090;ивопоставл&= #1103;ем его другому главному измерению - «&#= 1084;ы»-объедине= ;нию. В этом смысл= 077; мы говорили = 074; нашей книге «Метафизикk= 2; социальногl= 6;» о «я-ты»-общно= 089;ти. Но под отношением «я-ты» можно понимать и совершенно иное отличи = 77;. Можно иметь = 074; виду диалогичесl= 2;ую ситуацию, в к&#= 1086;торой другой человек действует как субъект = 080; ни в коем случае не ка= 082; простой объект. В этом случае мы противоп = 86;­ставляем «ты» и «он». Если другой человек пре = 76;ставлен только как «он», то нет ни диалогич = 77;ского контакта — о= 090; личности к личности — н= 080; вовлечения другого человека в качестве субъекта. Он как бы занимает место безличной вещи. Конечн= 086;, мы знаем, что речь идет о человеке, чт= 086; здесь действует «он» или «она», а не «оно».

&= #1053;о мы формальн = 86; относимся к нему как к объекту, знание о том, что это человек, еще не является актуали­зац= ией личного контакта с ним, возможного = 83;ишь между людьм = 80;. Такое «ты» как противо = 87;оложность «он» осо­бен= ;но подчеркиваl= 3;ось Мартином Бубером.

&= #1059; Габриэля же Марселя отношение «я-ты» допол&sh= y;нительно к различию между «ты» и «он» приобр = 77;тает еще одно значение, поскольку, п= 086; его мнению, истинное «я&raq= uo; может актуализирl= 6;ваться только в отношении «я-ты». Имеет место не только различие между «ты» и «он», но и меж&= #1076;у «moi» (мысл= 103;щим субъектом) и &l= aquo;je» {интенц&= #1080;ональным субъектом). Только в пре= 076;анности чужому «ты» человек трансцендиl= 8;ует свою имманентноl= 9;ть, изо­ляцию в себе самом и освобождаеm= 0; свое истинн = 86;е «я». В таком понимании отношения «я-ты» через тематизациn= 2; «ты» одновременl= 5;о освобождаеm= 0;ся истинное «я&raq= uo; -здесь «я» составляет сущность этого отношения. Проти­вопол= ожности «ты» и «он» соответствm= 1;ет противополl= 6;ж­ность «je» и «moi» — истинно = 81;, полностью личностной самости (je) и эгоцентричk= 7;ской псевдосамоl= 9;ти (rnoi).

&= #1053;о об отношени = 80; «я-ты» можно говорить и в другом смысле. Можн= 086; иметь в виду такие формы communio с другим человеком, в которых тематичной = 03;вляется вза­имная любовь и в которых поэтому на самом перво = 84; плане находится unio. Ярче всего это выражено в супру­жеско= й любви, где оба человек = 72; полностью о = 73;ращены друг к другу. Таким «я-ты» характеризm= 1;ется не только отличие от вышеупомянm= 1;той «мы»-общнос = 90;и. Такое «я-ты» также заключает в = 089;ебе «мы» Габриэля Марселя, т. е. тематичносm= 0;ь unio, вовле= 095;енность обеих личностей, полную тема = 90;ичность «я» и «ты».

&= #1051;юбовь к ближнему представляk= 7;т собой проти = 74;опо­ложнос = 90;ь этой ситуации, хотя ближни = 81; здесь - — это полноценноk= 7; «ты», а не «он», однако «я» не включ= 077;но сюда вышеописанl= 5;ым образом. Абсолютной темой является ближний как таковой, наш личный союз = 089; ним не тематичен, а тем более не тематично связанное с этим союзом счастье. Не является тематичной также и взаи= 084;­ная любовь. Поэтому здесь «ты» есть также «= 086;н» в совершенн = 86; новом смысл = 77; — в отличие о&#= 1090; безличного «он». Ближни= 081; в большей степени «он&raq= uo;, так как он один тематичен, поскольку н = 72; первом план = 77; стоит он как таковой, а не наше отношение к нему. В любви к ближнему для меня важно не взаимопронl= 0;кновение взглядов любви — я смотрю на него как такового, и здесь «он» означает ту роль, котору= 102; ближний как таковой играет независимо от нас.

&= #1050;онечно, в какой-то мере это свойственнl= 6; всякой подлинной любви. Примат, которым обл = 72;дает любимый человек, его счастье и сп= 072;сение до всякого союза с ним — это, как мы ви&= #1076;ели раньше, коренная особенностn= 0; всякой настоящей любви и внутренняя иерархия, до= 089;ти­гающая своего завершения через преисполнеl= 5;ность любви caritas. В этом смысле любимый человек — эт= 086; не только «ты». Любимы= 081; не является только «ты» даже в супружескоl= 1; любви, где отношение «я-ты» ярче всего выражено. Также и здес= 100; любовь вклю = 95;ает в себя молчаливые думы о любимом, что имеет больш = 86;е значе­ние, — ибо также и здесь имеет место прима = 90; самого любимого, играет важнейшую роль как доверительl= 5;ая передача любимого Богу, так и обращение к любимому в приобщении = 82; любви Бога к нему. Также и здесь происходит монолог любящего — конечно, монолог под знаком «я-ты&ra= quo; отношения.=

&= #1053;о хотя во всякой любв = 80; и даже в супружескоl= 1; любимый человек — эт= 086; не только «ты», все же любовь к ближнему отличается от всех оста= 083;ьных видов любви тем, что в ней ближний нам = 85;ого больше является «он» в позитивном = 89;мысле слова, чем «ты». Или, выражаясь точнее, — здесь «я-ты» отношение отступает перед кат&#= 1077;горией «для него». В любви к ближнему, не= 089;мотря на то что ближний понимается = 80; рассматривk= 2;ется как личност = 00; и мы обращен= 099; к нему как к личности, отношение «я-ты» отсту= 087;ает на задний план, так как единственнl= 6; тематичным = 03;вляется только он. В любви к ближнему на = 96; взгляд как б= 099; постоянно устремлен вверх — к абс&#= 1086;лютному «Ты» Бога. Поэтому здесь ближн = 80;й в определеннl= 6;м отношении рассматривk= 2;ется исключителn= 0;но как личност = 00;, т. е. подлинна&= #1103; глубина и значительнl= 6;сть личностногl= 6; стоит в любв= 080; к ближнему н= 072; самом перво = 84; плане.

Различи= 077; между любовью к ближнему и caritas

&= #1069;та сущность христианскl= 6;й любви в ее отличии от всех видов естественнl= 6;й любви, сущес= 090;вующей и «у язычников», проявится ярче, если мы отделим природу это = 81; любви — caritas — от ее видового характера как любви к ближнему. Иб= 086; некоторые и = 79; указанных при­знаков христианскl= 6;й любви к ближнему ос = 85;ованы на ее видово= 084; характере, а другие — на совершенно новом, уникальном качестве эт = 86;й любви — caritas.<= /o:p>

Любов= 100; к Богу и любовь к ближнему<= /h4>

&= #1042; категориалn= 0;ном отношении любовь к Бог= 091; и любовь к ближнему, очевидно, совершенно = 88;азличны. Любовь к Бог= 091; — это чистейший ценностный ответ, ценностный ответ по преимущестk= 4;у. Любовь здес = 00; рож­дена и питается бе = 89;конечным величием и святостью Любимого — так, как это не наблюдаетсn= 3; ни в какой ин&#= 1086;й любви. Здесь нет речи о свойственнl= 6;м любви к ближнему предвосхищk= 7;нии. Субстанциаl= 3;ьная доброта все = 81; личности, актуализацl= 0;я благоговейl= 5;о любящего «я&raq= uo;, окончательl= 5;ое вступление = 74; царство святого добра являются зд = 77;сь результатоl= 4; ценностногl= 6; ответа на су= 097;ество­вани= 077; Бога. Помимо этого, intentio<= /span> = benevolentiae приоб­= ретает здесь совершенно иной характер по = 089;равнению со всеми другими видами любв = 80;, относящимиl= 9;я к личност­ны= ;м созданиям, а поэтому оно отличается = 80; от intentio benevolentiae любви = 82; ближнему. Он= 086; имеет характер горения рад = 80; славы Божье = 81;; абсолютная заинтересоk= 4;ан­ность в прославленl= 0;и Бога представляk= 7;т здесь безусловно главную тем = 91;. На первом пл= 072;не здесь стоит молитвенноk= 7; принятие и абсолютное преподнесеl= 5;ие в дар нас самих, и поэтому intentio unionis = иг= рает также и здес= 100; централь­ну= ю роль, а вместе с ним — и счастье, хотя и в каче&#= 1089;тве побочной темы.

&= #1054;чевидно, все это не присутствуk= 7;т в любви к бли&#= 1078;­нему. Любовь здес = 00; имеет предвосхищk= 2;ющий характер и н= 077; является то = 83;ько ответом на ценность любимого. Эт= 086; тем более относится к субстанциаl= 3;ьной доброте любящего, ег= 086; вступлению = 74; царство свя = 90;ого добра. Она не является результатоl= 4; ценностногl= 6; ответа на существоваl= 5;ие ближне­го — ценностный ответ сам предполагаk= 7;т ее. Ценностн= 099;й ответ на существоваl= 5;ие ближнего ск = 86;рее является манифес­тац= ией святой доброты, возникающеl= 1; из любви к Богу. Intentio<= span lang=3DEN-US style=3D'font-size:14.0pt;color:black;layout-grid-mode:line'> = benevolentiae имеет здесь типический характер, а intentio unionis = от= ступает на задний план. Мы также можем сказать, что, в то время как intentio<= span lang=3DEN-US style=3D'font-size:14.0pt;color:black;layout-grid-mode:line'> = unionis имеет = 74; любви к Богу классическm= 1;ю, высшую форм = 91;, в любви к ближнему он = 86; приобретаеm= 0; другую форм = 91;. Оно больше н= 077; связано с темой счаст = 00;я. Поэтому с точки зрени = 03; intentio unionis = лю= бовь к Богу катег= 086;риально ближе к супружескоl= 1; любви, нежел= 080; к любви к ближнему, хотя в друго= 084; отношении е = 77; отделяет от супружескоl= 1; любви целая = 087;ропасть. С точки же зрения intentio benevolentiae = лю= бовь к ближнему в категориалn= 0;ном отношении гораздо ближе к естественнm= 9;м видам любви, чем к любви к Богу, так как она также от= 085;осится к тварной личности. Итак, мы види&#= 1084;, насколько различаютс&#= 1103;   между=   собой   любовь   к   Богу=    и   любовь   к ближнему с категориалn= 0;ной точки  зрения.=

&= #1058;аким образом, мы видим, насколько нелепо част = 86; возникающе&= #1077; сегодня положение о том, что любо&#= 1074;ь к Богу и любовь к ближнему тождественl= 5;ы. Совершенно оши­бочно даже утверждениk= 7; о том, что любовь к бли= 078;нему является единственнl= 6;й формой акту = 72;лизации нашей любви = 082; Богу. Следование = 61;ристу проявляетсn= 3; не только в любви к ближнему, но и в другом нравственнl= 6;м поведении, в первую очередь в смирении и чистоте. Но прежде всег = 86; существует = 80; непосредстk= 4;енная любовь к Христу — чистый, моли= 090;венный ценностный ответ на бесконечнуn= 2; святость и красоту Иисуса, осуществляn= 2;­щийся в commerce intime (сокрове&#= 1085;ных отношениях) = 089; Ним. Насколько в = 77;рно то, что христианскk= 2;я любовь к ближнему является пробным камнем подлинностl= 0; любви к Христу, настолько ж = 77; нелепо считать люб = 86;вь к ближнему единственнl= 6;й формой акту = 72;лизации любви к Богу. Это нужно иметь в виду, поскольку м = 99; теперь долж = 85;ы указать на то, как глубоко две эти любви связаны свойством caritas. В обеих мы обнаруживаk= 7;м тот совершенно новый вид любви, который называется cari­tas. Caritas отмечk= 7;на как раз той святой добротой, блаженной свободой, которые делают ее душой сверх = 98;­естествен = 85;ой нравственнl= 6;сти, душой свято = 89;ти. Именно caritas позволя= 077;т тому, кто преисполнеl= 5; ею, полность= 102; войти в царство святой доброты, именно она актуализи­р= ует господство смиренно-бл = 72;гоговейно любящего «я&raq= uo; над гордыне = 81; и чувственноl= 9;тью, именно caritas заключа= 077;т в себе всю нравственнl= 6;сть, это о ней говорит Христос: вес= 100; Закон и все Пророки основаны на ней. Очень важно понимать, чт= 086; хотя категория истинной любви к ближне­му возможна только благодаря caritas и этот вид любви питается исключителn= 0;но caritas, однак= 086; мы ни в коем случае не должны рассматривk= 2;ть категориалn= 0;ные особенностl= 0; любви к ближнему ка = 82; существеннm= 9;е для caritas. Caritas констl= 0;туируется в любви к Богу, а любовь к бли= 078;нему — это плод caritas. Без любв= и к Богу caritas = не поселилась бы в нашем сердце. Но без caritas = бы= ла бы невозможна христианскk= 2;я любовь к бли= 078;нему. Мы видим, таким образом, что необходимо четко различать caritas и категориалn= 0;ное своеобразиk= 7; любви к ближ= 085;ему.

&= #1054;снованное на caritas ка= чественное отличие христиан­ск= ой любви к ближнему от всех естественнm= 9;х видов любви дает о себе знать и в переживаниl= 0; любви к нам[6]<= /span>.

Любовь к нам: <= span lang=3DEN-US style=3D'font-size:14.0pt;color:black;mso-ansi-language:EN-US; layout-grid-mode:line'>caritas = и любовь к ближнему=

&= #1053;еобычайный дар любви к нам — во всех видах естес = 90;венной любви — включает в себя и встре= 095;у с направ­лен= ;ной на нас добротой. Исследуя объективноk= 7; благо для человека, мы указывали н = 72; жест благожелатk= 7;льности по отношени = 02; к другому человеку, на категорию «pro», «для него», что отличает объективноk= 7; благо для человека от чисто субъективнl= 6;го удовольствl= 0;я. Это солидарносm= 0;ь с истинны­ми интересами человека, это, можно сказать, — истинное благодеяниk= 7; для него. Это тот элемент = 074; объективноl= 4; благе для человека, ко= 090;орый дает нам право рассматривk= 2;ть его как Божи= 081; дар, как проявление Его любви и доброты. Это= 090; жест благожелатk= 7;льности, как бы «объе= 082;тивированн&= #1099;й» в безлич­ных объективныm= 3; благах для человека, естественнm= 9;м образом делает их выражением человеческl= 6;го intentio benevolentiae.

&= #1044;арами,   которые  наша  любовь   желает  преподнесm= 0;и  лю­би&= #1084;ому,   всегда   явля&= #1102;тся   объективнm= 9;е   блага   для   него. Однако=   к   «<= /span>pro»   объективнl= 6;го  блага= ;  здесь= ;  еще добавля­етс= я   личный   жест=    прин= ятия,   благожелаm= 0;ельное   отноше­ние= .   Этот=    жест=    в   еще   более   буквальноl= 4;,   еще   более реальном   смысле   закл= ючается   в   сознательl= 5;ом   акте любви, =   который  вынуждает  дарителя  препо= ;днести  люби­&= #1084;ому объективноk= 7; благо для него, оказат= 100; ему какое-либо объективноk= 7; благодеяниk= 7;.  Но этот жест pro преждk= 7; всего присутствуk= 7;т  в   слове   самой=   любви,   даже=   если  он  и   не находит   своего   выражения   в   каком-либо    благодеянl= 0;и. Поэтому это = 90; фундаментаl= 3;ьный жест в любви, касаю­щейся меня, несравненнl= 6; более явен, реален, чем тот, что выражен в безличном объективноl= 4; благе для меня. В любых объективныm= 3; благах для меня принятие меня, благожелатk= 7;льное обращение к = 86; мне представлеl= 5;о опосредоваl= 5;но — здесь же это сама благожелатk= 7;льность, на меня направленнk= 2;я доброта, хор= 086;­шее отношение к = 86; мне любящего.  Когда= ;  нас любят,  мы радостн = 86; ощущаем луч = 80; доброты,  проникающl= 0;е в нашу душу. Если же мы чувствуем относящуюсn= 3; к нам caritas, тl= 6; нас не тольк= 086; трогает это pro, направл&= #1077;нная на нас доброта, содержащееl= 9;я в intentio benevolentiae «хороше= 077; отношение к нам», но здесь также = 087;роисходит встреча со святой субстанциаl= 3;ьной добротой другого человека. Мы ощущаем дыхание это = 81; святой доброты, которая, однако, целиком раскрываетl= 9;я в любви к нам, в категории &la= quo;pro», «nilhi» (для меня). Различие между caritas = и естественнl= 6;й любовью, о котором мы говорили выше, снова очевидно.=

&= #1042; естественнl= 6;й любви, которая ест = 00; и «у язычников», на меня направлено именно личное pro — и не благодаря ценности, ка= 082; в объективн = 99;х благах для меня, которы= 077; являются таковыми из-за своей ценности, а как бы «обнаженноk= 7;», изолированl= 5;ое. Это «для меня», «mihi» как таков = 86;е. Это добро дл= 103; меня, принятие моей личнос­= ;ти, колоссальнm= 9;й дар такого исключителn= 0;ного интереса ко мне. Напротив, в caritas ко мне обращена святая доброта как таковая. «Mihi» вытека&#= 1077;т из доброты и любви как таковых, мы о&#= 1097;ущаем потрясающиl= 1; дар «овевания» святой добротой. В определеннl= 6;м смысле тот, на кого направлена истинная христианскk= 2;я любовь, переживает встречу с Христом. В об&#= 1098;емлющей его caritas = он слышит голо = 89; Христа, во всякой же некрещеной естественнl= 6;й любви он слышит только серд = 94;е любящего ег = 86; человека. Ка= 082; мы видели, в христианскl= 6;й любви к ближнему любящий обретает Христа в бли= 078;нем, он видит ближнего в свете спасения — к= 072;к бесконечно любимого Христом: «То, что вы сдела= 083;и меньшему из моих братии, вы сделали М= 085;е». Но тем более переживает встречу с Хр= 080;стом тот, кого объемлет caritas.

&= #1042; главе IX= = мы видели, что в любви к ближнему мы выходим из своей лично = 81; жизни, в то время как в естественнl= 6;й любви любимому человеку отводится особое мест = 86; в нашей личной жизн = 80;, и в случае супружескоl= 1; любви он становится царем последней. Поэтому с чисто катег = 86;­риальной точки зрени = 03; в глубокой и пылкой любв = 80; — к какой бы естественнl= 6;й категории о = 85;а ни принадлежаl= 3;а — дар, достающийсn= 3; любимому человеку, ещ= 077; больше, чем в христианскl= 6;й любви к ближнему. Поэтому такая любов = 00; к нам приноси = 90; большее счастье, чем христианскk= 2;я любовь к ближнему. Здесь мы сравниваем христианскm= 1;ю любовь к ближнему и «некрещенуn= 2;» естественнm= 1;ю любовь — и именно в кат= 077;гориальном отношении.=

&= #1045;сли же мы имеем в виду взволнованl= 5;ость caritas, ощуще= 085;ие проникающиm= 3; в нас лучей субстанциаl= 3;ьной святой добр = 86;ты, то это необыкновеl= 5;ный дар, уникаль= 085;ое переживаниk= 7;, превосходяm= 7;ее собой все. В э&= #1090;ом случае мы встречаемсn= 3; с субстанциаl= 3;ьной святой добротой — нас касаетс = 03; не только «хорошее отношение к нам», но и весь мир доб= 088;а. Как мы уже говорили, здесь мы в определен­н= ом смысле встречаемсn= 3; с Христом, слышим Его голос. Это переживаниk= 7; имеет совершенно другое измерение счастья, оно освобождаеm= 0; нас, вызывае= 090; в нас метанойю, которой не может вызвать некрещеная, естественнk= 2;я любовь. Таки= 084; образом, то, что в христианскl= 6;й любви к ближнему представлеl= 5;о в меньшей ст= 077;пени, чем в естественнl= 6;й любви (в категориалn= 0;ном отношении), компенси­ру= ется необычайныl= 4; даром caritas. Но, разумеется, эти два измерения осчастливлl= 0;вания и облагодетеl= 3;ьствования могут объединятьl= 9;я, если естест = 74;енная любовь пре­и= ;сполнена caritas.

Любов= 100; к ближнему и любовь во Христе

&= #1058;от факт, что caritas не ограничиваk= 7;тся любовью к ближнему, ст= 072;нет очевидным также в том случае, если мы примем во внимание любовь, выражающуюl= 9;я в словах «ubi caritas = et amor, Deus ibi = est» (где caritas и любовь, там и Бог). В словах: «Congregavit nos = in unum = Christi amor» (k= 4;оедино собрала нас любовь Христова) заключа­етс= я ясное указание на взаимную любовь во Хр= 080;сте, на встречу в= 086; Христе. Така= 103; любовь предполагаk= 7;т прочув­ство= ванное единение во Христе, она отвечает на суще­ствова= ние другого человека не только как н= 072; образ Божий = 080; на любимого Христом, но и как на любящего Христа.

&= #1058;акая любовь може = 90; проявлятьсn= 3; в различных фор­мах. Она может проникать в = 86; все естественнm= 9;е виды любви, когда проис = 93;одит встреча во Христе, когд= 072; не только об= 072; человека сами по себе верующие христиане, н= 086; и их взаимоотноm= 6;ения укоренены в = 061;ристе. Это может быть в любви между братьями и сестрами, между друзьями ил = 80; в супружеск = 86;й любви — или, напротив, такая любов = 00; может распростраl= 5;яться на людей, с которыми на = 89; не связывае = 90; никакая естественнk= 2;я любовь, но о которых мы знаем, что они являютс = 03; верующими христианамl= 0; и живыми членами мис = 90;ического Тела Христова. Другими словами, так= 086;й союз любви может быть и изолированl= 5;ым.=

 

С. 444-452

Влияние caritas = и моральной сознательнl= 6;сти на естестве = 85;ную любовь

&= #1044;ля того чтобы лучше понят = 00;, как преисполнеl= 5;ность духом caritas = ис= кореняет в естественнm= 9;х видах любви эти о&#= 1087;асности, мы должны сравнить то, как они предотвра­щ= аются у нехристианl= 0;на благодаря моральной сознательнl= 6;сти, со случаем преисполнеl= 5;ности caritas. Несом= 085;енно, встречаютсn= 3; люди, которые, нес= 084;отря на глубокую любовь к кому-то, все же при конфликте между счастьем любви и нрав= 089;твенной заповедью следуют последней. У таких людей = 085;а первом мест = 77; стоят требования нравственнl= 6;сти по сравнени = 02; с самым возвышенныl= 4; земным счастьем. Их отношение к жизни полно = 89;тью определяетl= 9;я твердой мо­р= ;альной установкой, волей к тому, чтобы не дел= 072;ть запре­щенно= го их совестью = 212; того, что они ощущают как нрав­ственн= о несправедлl= 0;вое. Возвышеннеl= 1;ший образец такой позиции демонстрирm= 1;ет Сократ, утверждая, что «для чел= 086;­века лучше пострадать от несправедлl= 0;вости, чем самому совершить ее».

&= #1058;акие люди, даже если они любят каког = 86;-нибудь человека настолько, что он заним= 072;ет главное место в их жизни и является глубочайшиl= 4; источником их земного счастья, при конфликте между этим счастьем, ко= 090;орое приносит им их любовь, и какой-либо нравственнl= 6;й заповедью следуют призыву пос = 83;едней. Например, он= 080; не соглашаютсn= 3; выполнить е = 75;о требование, если оно кажется им нравственнl= 6; дурным, даже невзирая на то, что их любимый может отвернутьсn= 3; от них. Если их любимый друг требуе = 90; от них пристрастнl= 6;го отношения к себе, которо= 077; заключает в себе нечто нравственнl= 6; недостойноk= 7;, то они отклоняют это даже под угрозой прекращениn= 3; дружбы. Они не поступят подобно матери, которая, сох= 088;аняя любовь сына, соглашаетсn= 3; на неспра­ве= ;дливость только ему «= 074; угоду».

&= #1054;   таких   людях,   одна= ко,   нельзя   сказать,   что   их любовь как таковая отличается от любви тех людей, которым несвойствеl= 5; примат морального над земным счастьем Эт = 86; не какая-то особенная, более подлинная и глубокая любовь — здесь прост = 86; имеет место = 074;сеобщий примат морального. Тем самым дл= 103; естественнl= 6;й любви устанавливk= 2;ются внешние границы. Так= 086;й человек как бы говорит: «Я с радость= 102; сделаю все для тебя, принесу любые жертв = 99;, но пойти против свое = 81; совести не могу». Такая любовь не встроена в сферу нравственнm= 9;х цен­ностей, k= 4; качественнl= 6;м отношении она остаетс = 03; «некре­щено= й», но вокруг не= 077; возведена стена: после= 076;нее слово — за нравственнl= 6;й установкой, = 085;еразлучной с любовью. Это ее последнее с = 83;ово касается не только собственноk= 5;о поведения любящего, но и поведения лю­бимого. Такой любящий скорее потребует ж = 77;ртв от своей любви, чем позволит любимому сб = 80;ться с нравственнl= 6;го пути. Но несмотря на это, любовь здесь не преображенk= 2; изнутри, как это наблюдаетсn= 3; в «крещеной&raq= uo; любви.

&= #1054;тличие от случая преисполнеl= 5;ности естественнm= 9;х видов любви духом caritas = оч= евидно. В этом случа= 077; любовь к Богу, на которой основан примат всег = 86; нрав­ственн= ого над земным счастьем, находится н = 77; рядом с естественнl= 6;й любовью, останавливk= 2;я отрицательl= 5;ые тен­денции при возникновеl= 5;ии конфликта — здесь эта есте­ственн= ая любовь, как мы видим, проникнута любовью к Богу и свято= 081; добротой caritas, встроен&= #1072; в сферу святого Закона Божьего, пре= 086;бражена изнутри и те= 084; самым приобретаеm= 0; как таковая совершенно новое качество.=

&= #1058;от, чья любовь проникнута духом caritas = и преоб­ражен= а любовью к Богу, воспринимаk= 7;т любую несправед­л= ивость, совершить которую его могла бы поб= 091;дить любовь, не только как нарушение Божьей заповеди, но и как нечто противное духу данной любви, как несовместиl= 4;ое с ней. Когда любимый человек требует от него то, что ему кажется нравственнl= 6; недостойныl= 4;, боль, связанная с невозможноl= 9;тью выполнить требование любимого, заглуша­етс= я болью от того, что любимый требует нед = 86;стойного. Он осознает несовместиl= 4;ость этого требования = 89; истинным союзом, он чувствует, что все отделяющее его от Бога является та = 82;же предательсm= 0;вом по отношени = 02; к взаимной любви. Любов= 100; морально сознательнl= 6;го человека, дл= 103; которого последнее слово за нравственнm= 9;м, мы можем назвать «упорядочеl= 5;ной любовью»; если же естественнk= 2;я любовь преисполнеl= 5;а духом caritas, тl= 6; она становится несравненнl= 6; более великой любовью, в ней «больше&raq= uo; любви, она более подлинна.=

&= #1042;торым существеннm= 9;м различием между «крещ = 77;­ной», преображенl= 5;ой Христом любовью и лю= 073;овью морально сознательнl= 6;го человека яв = 83;яется, прежде всег = 86;, то, что в последнем с = 83;учае отсутствуеm= 0; уникальное качество caritas, придающ&= #1077;е соответствm= 1;ющей любви ис­тин= ;ную завершенноl= 9;ть. Чем благороднеl= 1; человек, чем выше он в моральном отношении, т= 077;м благороднеl= 1; и качественнl= 6; выше будет и его любовь — как его супр= 091;­жеская любовь, так и дружеская или какая-ли= 073;о другая. Но по сравнению с = 86; всем этим возвышенноk= 7; качество caritas — это нечто совершенно новое. Оно подразуме­в= ает вступление = 74; царство добра, одушевлениk= 7; святой добротой, совершенно иной пыл.

&= #1042;-третьих, та крепостная стена, которую воз = 74;одит фундаментаl= 3;ьная моральная установка для защиты о= 090; всех «опасностеl= 1;» естественнl= 6;й любви, даже отдаленно н = 77; может сравниться = 89; «освобождеl= 5;ием» естественнl= 6;й любви от все= 093; угрожающих ей опасностей = 74; результате = 87;реисполнен&#= 1085;ости духом caritas.

&= #1045;сли морально сознательнm= 9;й и нравственнm= 9;й в своей фундаментаl= 3;ьной позиции человек и подчиняетсn= 3; голосу сове = 89;ти тогда, когда возникает открытый ко = 85;фликт между его моральными убеждениямl= 0; и его любовны = 84; счастьем ил = 80; предполагаk= 7;мым счастьем любимого чело­века, тl= 6; этот голос совести слы = 96;ен только в относительl= 5;о очевидных с = 83;учаях. Например, он не стал бы, как Хосе, дез&#= 1077;ртиром и контрабандl= 0;стом и не стал бы жить с Карме= 085; во внецерковнl= 6;м браке. Отец не согласил = 89;я бы совершит = 00; что-либо недостойноk= 7;, явно несправедлl= 0;вое ради вызволения = 80;з беды своего сына или обеспечениn= 3; его будущег = 86;. Но все это, так сказать, далекие подступы морали. Моральная установка такого чело = 74;ека не застра­ху= ;ет его от ревности ил = 80; от склонности = 82; двойному стандарту п = 86; отношению к своим и чужи= 084;. Говоря о том, что он может стать жертвой ревности, мы не имеем в виду, что он в результате причинит зл = 86; любимому человеку ил = 80; тому, кто заставил ег = 86; ревновать — мы просто хотим сказать, что он ожесточа = 77;тся и занимает враждебную позицию по о= 090;ношению к последнем = 91;.

&= #1053;о, прежде всег = 86;, ему недоступно бесконечноk= 7; изме­рение бескорыстиn= 3; при всем его любовном го = 88;ении, он не имеет представлеl= 5;ия об опасност = 80; проникновеl= 5;ия в его любовь эгоизма, он не догадываетl= 9;я, что путь ко все большем = 91; бескорысти&= #1102;, если не отказыватьl= 9;я от полноцен­= ;ного intentio unionis и темы счастья в любви, по сути своей бесконечен, что за каждо= 081; новой ступенью бескорыстиn= 3; находится следующая, приглашающk= 2;я все дальше — и так до бесконечноl= 9;ти — и что на каждой очередной ступени бескорыстиn= 3; мы обнаруживаk= 7;м все новые уголки, в которых затаился эгоизм. Одна моральная у = 89;тановка не дает воз­l= 4;ожности даже увидет = 00; все те опасности, ч= 090;о возникают и = 79; того, что человек, стремясь до = 89;тавить радость любимому, оказать ему благодеяниk= 7;, прежде всег = 86; ищет счасть = 03;, которое это приносит ем = 91; самому, а не счастья другого человека. Видящим делает человека только дух caritas — он заставляет его в первую очередь искать счастья другого человека, не отказываясn= 0; при этом и от собст­венно= го счастья.

&= #1054;дним словом, иммунизациn= 3; против «опасностеl= 1;» любви у морально сознательнl= 6;го ограничиваk= 7;тся тем слу­чаем= ;, когда любов = 00;, так сказать, по-крупному вступает в коллизию с соседствуюm= 7;им с нею миром ценностей и речь не идет о нравствен = 85;ом преображенl= 0;и самой любви.

&= #1054;днако здесь необходимо решительно подчеркнутn= 0;, что преодолениk= 7; любого эгоизма в этом нравст = 74;енном преображенl= 0;и любви посредствоl= 4; caritas соверm= 6;енно не означает отвержение темы счасть = 03;, имманентноl= 1; всем категориям естественнl= 6;й любви. Это опять-таки будет заблу = 78;дением — думать, будто любое intentio unionis = и стремление = 82; связанному = 89; любовью счастью несовмес­ти= мо с бескорыстиk= 7;м. Это заблуждениk= 7; питается также двусмысленl= 5;остью, на которую м= 099; уже указывали: во-первых, под бескорыстиk= 7;м понимают выход из личной жизн = 80;, который тип = 80;чен для любви к ближнему, а во-вторых — противополl= 6;жность любому эгои = 79;му.

&= #1059;поминая выше о том, что существует скрытая форма эгоизма, когда человек в осчастливлl= 0;вании люби­мого прежде всег = 86; стремится к радости, свя= 079;анной с возможностn= 0;ю осчастливлl= 0;вать, то мы не хотели этим сказать, что в том, что возможностn= 0; осчастливиm= 0;ь люби­мого приносит счастье самому любящему, за= 082;лючается какой-либо эгоизм. Напротив, ес= 083;и бы это не приносило ему счастье, то вообще не было бы речи о любви, а тем более о родительскl= 6;й, дружеской, супружескоl= 1; любви, и к том&= #1091; же не стало бы больше и бескорыстиn= 3;. Эгоизм проявляетсn= 3; только тогд = 72;, когда предн = 72;меренной темой вмест = 86; счастья любимого ст = 72;новится именно тако = 77; счас­тье. Счастье любимого пр = 80; всех оказываемыm= 3; ему бла­годе= ;яниях должно быть мотивирующl= 0;м моментом, а  поэто= ;му - главной темой. А то, что оказани = 77; благодеяниn= 3; любимому   приносит  счастье   и   любящему, — это соверше = 85;но   естественl= 5;о   в   настоящей  любви.   Но   это должно быть побочной темой,  а не мотивом.  Поэтому решающим является то, приносит ли счастье любимому иное выражение нашей любви = 074; данный момент. Ведь как раз то, что мы хотим сделать для него, может ему не понравитьс= ;я, либо в определеннm= 9;й момент по те= 084; или иным  причинам   оказ= аться   в  тягость,   либо=   выражение нашей любви может в этот момент смутить его потому, например, чт= 086; он слишком устал и т. д. Преисполнеl= 5;ная духом caritas = су= пружеская любовь вместо того, чтобы без ра= 079;думий уступать желанию осыпать любимого человека благодеяниn= 3;ми,  будет= ; прислушива= 090;ься к его состоянию, чтобы опред = 77;лить, что именно, когда и каки= 084; образом будет для лю= 073;имого воистину радостным. Н= 086; тем не менее и стремлени = 77; облагодетеl= 3;ьствовать другого человека и, преж­де   всего,   глубокое   счастье   оттого,   что   мы   можем   это сделать, — это все что угодно, но только не эгоизм. Это является   частью   любви,  ее   красоты,   а   также   счастья лю = 73;имого:  ведь когда имеет место  взаимная любовь,  то счастье любимого заключаетсn= 3; и в том, чтобы благодеяниk= 7; приносило радость и оказывающеl= 4;у это благодеяниk= 7;. Если любимы = 81;, принимая да = 88; или услугу, чувствует, что это не доставляет радости дарителю, то на него как будто веет холодом, возникает некий вакуу = 84; любви.

&= #1052;ы возвращаемl= 9;я к нашей теме — к различию между иммунизациk= 7;й против опасностей любви посре = 76;­ством основной моральной установки и предотвращk= 7;нием этих опасно = 89;тей с помощью caritas.

&= #1055;осле всего сказанного хорошо видн = 86; это глубоко = 77; основополаk= 5;ающее различие, и оно показыв = 72;ет нам исклю­чи= ;тельную связь всех естественнm= 9;х видов любви = 089; миром нравственнm= 9;х ценностей, возникающуn= 2; благодаря и = 93; пре-исполне = 85;ности духом caritas. И это осуществляk= 7;т прежде всег = 86; тот элемент caritas, который мы пытались устано­вить в предыдуще = 84; изложении: amare in= = Deo (любов = 00; в Боге), включение этой любви в святой Божи = 81; мир окончательl= 5;ое господство = 74; ней благоговенl= 0;я перед свя­ты= ;м Законом Божьим.

&= #1069;то прежде всег = 86; доброта все = 81; души в целом, &= #1074;ступ­ление в царство Христовой любви — это сердце, растоп­ленн= ое Христом и Ег= 086; любовью. Когда госпо = 76;ствует такой душевный настрой, такое благо = 75;овейно любящее «я», то тем самым к другому человеку ка = 82; бы обращено насыщен­ное добром слов = 86;, ему даруетс = 03; в акте любви &#= 1101;то драго­ценно= е дыхание доброты, согревающеk= 7; и осчастлив = 83;иваю­щее его сердце.

&= #1048; если супружескаn= 3; любовь проникнута таким духом, если она возникает в обновленноl= 4; виде из тако= 081; душевной доброты, из сердца, растопленнl= 6;го Христовой любовью, то она приобре = 90;ает совершенно иное качество, ко= 090;орое, однако, одновременl= 5;о является увенчанием = 80; завершениеl= 4; intentio benevolen= tiae, сk= 4;ойственног= 086; всякой любв = 80;; и intentio unionis, нисколько не уменьшаясь = 74; результате этого, напротив, становится еще глубже, чище, полнее и возвышеннеl= 1;. В результат = 77; этого и intentio unionis = до= стигает своего полного, подлинного расцвета; только чере = 79; такую доброту оно может раскрыть свою настоя­= ;щую сущность.=

&= laquo;Дар» любви, принесение = 74; дар самого себя — своег= 086; сердца — только благодаря такой добро = 90;е и становитс = 03; тем, чем оно согласно св = 86;ему духу стремится стать.

Кl= 6;гда такая доброта преисполняk= 7;т супружескуn= 2; лю­бовь, это = 80; означает действителn= 0;ный отказ от все= 093; форм эгоизм = 72;, о которых мы еще будем по= 076;робно говорить. Эт= 086; означает не только отка = 79; от всех видо= 074; эгоизма по отношению к = 083;юбимому, но и по отношению к третьему лицу ради любимого. Любовь становится такой, что любой эгоиз = 84; ради любимого по отношению к третьему лицу ощущается как диссонанс, к= 072;к нечто несовместиl= 4;ое с любовью,   поск= ольку   он   несовместl= 0;м   с   Христовым миром. Это не &= #1079;начит, что человек не должен постоянно б = 99;ть бдителен, дабы опять н= 077; впасть в эгоизм:  это нk= 7; значит, что человек не д= 086;лжен постоянно работать на = 76; собой. Но эта &= #1088;абота как раз и заключаетсn= 3; в том, чтобы эва и снова насыщать нашу любовь Христовой л = 02;бо­вью, преисполняm= 0;ь ее духом добра.

&= #1063;резвычайно важно понят = 00;, что забота о= 073; объектив­но= м благе для любимого человека поднимаетсn= 3; в caritas на совершенно новую ступень. Это становится ясно, когда мы сравниваем любовь к другу, брату, родителям или супру­же= ;скую любовь, которые преисполнеl= 5;ы caritas, с «некреще­но= й» любовью эти = 93; же категори = 81;.

&= #1042;о-первых, истинное объективноk= 7; благо для другого человека в каждой отдельной ситуации видится здесь с особой ясностью. Caritas открыk= 4;ает нам глаза на истинное объективноk= 7; благо, поскольку она все види= 090; в Божест­вен= ;ном свете. Линия, которая отделяет истинное объек­тивно= е благо от субъективнl= 6;го, высокое благо от менее значительнl= 6;го, длительное R= 12; от сиюминутноk= 5;о, с окон­чател= ;ьной ясностью доступна только взор = 91; caritas. Во-вторы= х, только в caritas присутс= 090;вует окончательl= 5;ая трансцендеl= 5;ция — истинное «для него». Только здес = 00; по-настояще = 84;у осуществим = 87;ереход в счастье «для него» без разрушения категориалn= 0;ного характера соответствm= 1;ю­щей любви. Тольк= 086; эта святая доброта позволяет при полном сохранении категориалn= 0;ного характера любви, высоконапрn= 3;женного intentio unionis реализо= 074;ать в пол­ноценн= ;ой теме счасть = 03; — хотя она и является только второстепеl= 5;ной, — то измерение жертвенносm= 0;и, которое заключаетсn= 3; в категории «для него». При этом опять-таки ясно видно отличие caritas от любой благожелатk= 7;ль­ности, проистекаюm= 7;ей из высокомораl= 3;ьной установки.

&= #1044;ругим признаком преисполнеl= 5;ностью caritas, с ко­т = 86;рым мы тем самым сталкиваемl= 9;я, является то, что несмотр = 03; на большое значение intentio unionis, бl= 3;агопо­лучиk= 7;, счастье и спасение любимого человека имеют безусловныl= 1; примат над союзом с ним. Мы говорили об этом уже раньше, когд= 072; показали, чт= 086; само по себе intentio unionis = не имеет никакого эгоистичесl= 2;ого характера и что этот последний, наоборот, является результа­то= м изменения внутренней субординацl= 0;и на противополl= 6;жную, т. е. помещения unio на первое и самое высокое мес = 90;о. Здесь, однако, важн= 086; показать, каким образ = 86;м преисполнеl= 5;ная доброты любовь вклю = 95;ает в себя в качестве существеннl= 6;го момента это = 90; примат счастья любимого человека. Ведь этот момент глубочайшиl= 4; об­разом связан с жертвенны = 84; характеро = 84; любви, по крайней мер = 77; с одним из аспектов жертвенносm= 0;и. Но, кроме того, этот трансцендиl= 8;ующий ценностный ответ связа = 85; с фактором изливающейl= 9;я доброты. Поставить союз с любимым человеком в = 99;ше его блага, счастья и спасения — это несовме = 89;тимо с данным свойством cari­tas = — с ее святой добротой.

 

С. 454-467

 

Две формы «естественl= 5;ой любви к ближнему» и их отличие о= 090; христианскl= 6;й любви к ближ= 085;ему

&= #1052;ы ясно увидим различие между элементами, = 086;бу­словлен= 085;ыми категориалn= 0;ным характером = 83;юбви к ближ­нему, = 80; теми, которы= 077; являются следствием caritas, если примем во внимание следующее. Даже на чист= 086; естест­венн= ом уровне случается так, что мы интересуемl= 9;я и принимаем сердечное участие в су= 076;ьбе человека, не являющегосn= 3; нам ни друго= 084;, ни братом. Как и дружеская, супружескаn= 3;, родительскk= 2;я любовь, это имеет место = 080; «у язычников». Встречаютсn= 3; специфичесl= 2;и добрые люди, которые к ка= 078;дому — и особенно к находящемуl= 9;я в беде — отно&#= 1089;ятся с любовью и состраданиk= 7;м.

&= #1058;акой полный любв = 80; интерес к каждому чел = 86;веку на нашем пут= 080; может также проистекатn= 0; из сознател = 00;­ного нравственнl= 6;го стремления. Однако эта естественнk= 2;я «любовь к ближнему» в обеих своих формах, несмотря на внешнее сходство с христианскl= 6;й любоеью к ближне­му, коренным образом отличается от последне = 81;, которая только и заслуживаеm= 0; такого назв = 72;ния в полном смысле этог = 86; слова. Мы ясно увидим это, если ближе рассмотрим эти две форм= 099; естественнl= 6;й любви к ближнему и сравним их с христианскl= 6;й любовью к ближнему.=

&= #1042;начале мы обратимс = 03; к первому типу благож = 77;ла­тельног = 86; человека, который ко всем относи = 90;ся дружест­вен= но и с готовностьn= 2; помочь без всякой особ = 86;й мораль­ной сознательнl= 6;сти, а просто по причине сво = 77;го «доброго сердца». Ему совершенно не обязател = 00;но быть морально сознательнm= 9;м человеком. Том Джонс в одноименноl= 4; романе Филд = 80;нга, хотя и является типичным мо = 88;ально несознателn= 0;ным   человеком,    обладает   этой=    душевной добротой, которая сам = 72; по себе заст= 072;вляет его сочувствовk= 2;ть и помогать ч= 091;жим людям. Хотя такой тип человека резко отлич = 72;ется от того, чье благожелатk= 7;льное отношение   к   ближним   является   резу&= #1083;ьтатом   его   мора= льных устремлениl= 1;, однако и в таком повед = 77;нии тема горазд = 86; ближе к нравственнl= 6;му, чем в других видах любви. Ведь такая  благожелаm= 0;ельность  отнюд= ;ь  не  индиффереl= 5;тна в нравствен = 85;ом   отношении;   она   обладает   определенl= 5;ым нравственнm= 9;м достоинствl= 6;м  и,  прежд= ;е всего,  достойна уважения. Однако мы увидим ее нравственнm= 1;ю неполно­цен= ность, если вспомним о том, что такая благо = 78;елательнос&#= 1090;ь — ибо это не настоящая л = 02;бовь, а именно желание блага и дружеское у = 95;астие — легко приводит к т= 086;му, что  человек не может никому отказать ни = 074; чем и поэтом= 091; уступает даже тогда, когда с мора= 083;ьной точки зрени = 03; он не   имеет   права   этого=   делать   и   когда   это  не   служит истинному, подлинному благу другого человека.=

&= #1054;днако такая неспособноl= 9;ть говорить «нет» не должна помешать на = 84; отличать заключающуn= 2;ся в ней принципиалn= 0;ную благожелатk= 7;льность от добродушноl= 1; «инертностl= 0;». Существует тип добродушноk= 5;о человека, стремящегоl= 9;я избегать любого конф = 83;икта. Он хочет сосуществоk= 4;ать с другими в атмосфере г = 72;рмонии вслед­ствие определеннl= 6;й инертности своей натур = 99; и поэтому также никогда не говорит «не = 90;». Он пугается «забот», связанных с дисгармониk= 7;й, с нарушение = 84; дружеской атмосферы, б= 086;льше, чем забот, связанных с необходи­мо= стью оказать услугу другому человеку. Он специфи­чес= ки добродушен, но в его характере отсутствуеm= 0; эле­мент глубокой благожелатk= 7;льности, который давал бы нам право говорить о добром серд = 94;е. Он дружески расположен = 80; готов сдела = 90;ь приятное, однако ему несвой­стве= нна истинная готовность оказать услугу, на которую мы указывали выше. Больше всего ему нравится, когда его оставляют в = 087;окое, но если к нему обращаются, он готов пом= 086;чь. При этом большее значение имеет любов = 00; к спокойной дружеской обстановке, = 072; не действит = 77;льный интерес к другим людя = 84;. Этому соответствm= 1;ет и характер его сочувст = 74;ия: он осознает необходимоl= 9;ть в помощи дру= 075;ому человеку только тогд = 72;, когда к нему обращаются за ней.

&= #1054;т упомянутогl= 6; нами дружелюбноk= 5;о от природы человека те = 84; более следует отличать то = 75;о, кто не может отказать по = 90;ому, что слишком слабоволен, чтобы оказать соп = 88;отивление. Последнему вообще несвойствеl= 5;на какая бы то ни было благожелатk= 7;льность и доброта. Он уступает по слабости св = 86;его характера, о= 085; позволяет всем эксплу = 72;тировать себя, не имея ни мужества, ни сил сопро= 090;ивляться.

&= #1053;аконец, естественнl= 6; дружелюбноk= 5;о человека не следует путать с тем, кто любезен = 080; готов помоч = 00; каждому потому, что любит такой свой социальный образ и наслаждаетl= 9;я им. Он наслаждаетl= 9;я ролью человека, который люб = 77;зен ко всем и поэтому всеми любим. Мы же имеем в виду того, у кого доброе сердце и кто бескорыстнl= 6; желает благ = 72; и по-настоящ= 077;му сочувствуеm= 0; каждому человеку.=

&= #1053;о, как уже отмечено, существуют = 80; такие люди, которые в результате своей фундаментаl= 3;ьной моральной установки сочувствуюm= 0; и готовы пом= 086;чь своим ближним даж = 77; тогда, когда нет никаких личных взаимоотноm= 6;ений или объекти = 74;ной связи. Это не обязательнl= 6; люди с «добр= 099;м сердцем», им также не обязательнl= 6; должна быть свойственнk= 2; та располагаюm= 7;ая к себе любезность, которая может граничить с = 085;еспособнос&= #1090;ью говорить «нет». Но они воодушевлеl= 5;ы желанием поступать нравственнl= 6;. Такие люди осознают нравственнm= 1;ю значимость = 89;правед­лив = 99;х требований других люде = 81;. Мы имеем в ви&#= 1076;у сочув­ствие и благожелатk= 7;льность, свойственнm= 9;е высокомораl= 3;ьной личности — такой, например, ка= 082; Сократ. Така= 103; основанная на фундамен = 90;альной моральной установке благожелатk= 7;льность выражена у современныm= 3; людей еще ярче и имеет еще более универсальl= 5;ый характер, посколь­ку даже не будучи верующими христианамl= 0;, они тем не менее вобрали в св= 086;е представлеl= 5;ие о мире нравственнl= 6;го многие христианскl= 0;е элементы. В поведении т = 86;го, чья благожелатk= 7;льность вызвана доб = 88;ым сердцем, больше тепл = 72;; поведение того, кто находится под контролем своей морал = 80;, сознательнk= 7;й, санкционирl= 6;ванней, принципиалn= 0;­ней. Позиция первого человечней, позиция морально сознательнl= 6;го отчетливо нравственнk= 2;.

&= #1052;ы не рассматривk= 2;ем здесь гуманистичk= 7;ский идеал «всеобщей любви к человеку», позицию филантропа. Ибо она является следствием абстрактноk= 5;о идеала и не имеет ничег = 86; общего с теп= 083;отой, присущей благожелатk= 7;льности от природы доброго сердца. Она еще дальше о= 090; любви. В этом случае интерес к другому человеку — это интерес не к индивидуумm= 1;, а к экземпля= 088;у человеческl= 6;го вида: это интерес не к полноценноl= 1; личности, а, скорее, к объекту реа = 83;изации нашего филантропиm= 5;еского идеала. Здес= 100; от­сутствуе= т подлинная трансцендеl= 5;ция, подлинный интерес к «другому». Человек остается в себе самом и своем аб­стр= ;актном идеале, а благожелатk= 7;льные поступки имеют почти профессионk= 2;льный характер. Ка= 082; говорит Достоев­ски= й в «Идиоте», «абстрактнk= 2;я любовь к чел= 086;веку — это почти всегда любовь к самому себе&raq= uo;.

&= #1050;огда мы говорили = 086; внешнем подобии обеих форм «естественl= 5;ой любви к ближнему» и христианскl= 6;й любви к ближнему, то тем самым мы имели в виду, что они, хотя их на первый взгляд и объединяют некоторые о = 73;щие формальные моменты, тем не менее глу= 073;око различны. Пр= 080; ближайшем рассмотренl= 0;и глубоко различным оказываетсn= 3; не только вс= 077; остальное, если отвлечься о = 90; этих на перв= 099;й взгляд общи = 93; элементов, — но и сами эти формальные, внешне сходные элементы. Иб= 086; все эти внешне сходные элементы связаны иск = 83;ючительно с категориалn= 0;ным ха­рактером любви к ближнему, а не с христианскl= 6;й любо­вью как= ; caritas.

&= #1042;о - первых, в обеих форма = 93; естественнl= 6;й любви к ближнему, ка= 082; и в христиан= 089;кой любви к ближнему, речь идет о лицах, с кото&#= 1088;ыми нас не связывают никакие личные отно = 96;ения, имеющие место в других вида = 93; естественнl= 6;й любви. Здесь отсутствуюm= 0; все мотивы, обычно мотивирую­щ= ие естественнm= 1;ю любовь. С этим тесно связано еще одно: здесь, к&= #1072;к и в христианскl= 6;й любви к ближнему, отсутствуеm= 0; тема счасть = 03;, которая наличествуk= 7;т во всех остальных видах естественнl= 6;й любви, хотя и в качестве второстепеl= 5;ной.

&= #1042;-третьих, здесь, как и в христианскl= 6;й любви к ближнему, intentio benevolen= tiae = не является ре = 79;ультатом ценностногl= 6; ответа — оно предвосхищk= 2;ет встречу с ближ­ним. У человека с добрым сердцем интерес к бл= 080;жнему является следствием его доброты, &#= 1080; эта доброта предшест­ву= ет встрече с ближним. Это еще отчетливее = 87;роявляется у морально сознательнl= 6;го человека. Корнем доброго от­н= ;ошения к ближнему является моральная у = 89;тановка, а не ценностный ответ на его существоваl= 5;ие, достоинствk= 2; и красоту, трогающие нашу душу. Моральная фундамен­та= льная установка предшествуk= 7;т встрече с ближним.

&= #1048; наконец, в обоих видах естественнl= 6;й любви к ближнему можно обнар = 91;жить и тематичносm= 0;ь нравственнl= 6;­го, хотя и в различных формах. Такж= 077; н в этих вида&#= 1093; нравственнl= 6;е по крайней мере горазд = 86; более тематично, чем во всех остальных к = 72;тегориях естественнl= 6;й любви; также и это, прежде всего категориалn= 0;но, приближает их к христиа= 085;ской любви к ближнему.=

&= #1054;днако радикальноk= 7; отличие эти = 93; естественнm= 9;х видов квазилюбви = 82; ближнему от христианскl= 6;й любви ярко проявится в том случае, если мы учтем, что, как уже отмечалось, эти естеств = 77;нные формы благо = 78;елательнос&#= 1090;и не являются любовью, в то &= #1074;ремя как христианскk= 2;я любовь=   к ближнему  представлn= 3;ет  собой= ;  совершеннm= 1;ю, действителn= 0;ную любовь.  Мы увидели во второй глав = 77;, когда рассматривk= 2;ли существеннm= 9;е черты, свойс= 090;венные всем видам любви, что любовь к бли= 078;нему, несмотря на глубокое категориалn= 0;ное своеобразиk= 7;, проявляет все при­знак= ;и настоящей любви — а именно они и отсутствуюm= 0; в обеих формах естественнl= 6;й благожелатk= 7;льности. В обеих отсутствуеm= 0; полная тематичносm= 0;ь другой личнос­ти, ценностный ответ на ее с&#= 1091;ществовани= е, специфичесl= 2;ое слово любви, которое изливается = 74; душу другог = 86; человека, согревая ее = 080; принося ей радость. Поэтому в отличие от христианскl= 6;й любви к ближ= 085;ему здесь также отсутствуеm= 0; какое бы то ни было <= /i>intentio unionis. В благожелатk= 7;льнос­ти, рожденной моральной фундаментаl= 3;ьной установкой, моральная тема заслоняет собой насто = 03;щий интерес к другой личности ка = 82; таковой. Другой человек является больше исто = 95;ником нравственнl= 6; обязательнl= 6;го, чем данной конкретной личностью как таковой. Intentio benevolen= tiae = зд= есь имеет относительl= 5;о неэмоционаl= 3;ьный характер, он= 086; объемлет, обтекает не всего человека в целом. Оно не включает в себя чрезвы = 95;айный интерес к другому человеку ка = 82; таковому. Но истинной любви нет и в благожелатk= 7;льности, свойственнl= 6;й доброму сер = 76;цу, хотя она имеет более теплый, эмоциональl= 5;ый оттенок.

&= #1054;т подлинной любви  она отличается = 90;ем,  что еl= 1; формально совершенно не свойстве = 85; ценностнооm= 0;ветный характер и ч= 090;о в ней отсутствуеm= 0; специфичесl= 2;ий ответ &= nbsp; любви, жертвенносm= 0;ь и необыкнов = 77;нный интерес к др= 091;­гому человеку.=

&= #1059;тверждая, что эта естественнk= 2;я сердечная благоже­лат= ельность формально н = 77; обладает ценностнооm= 0;ветным характером, мы не хотим сказать, что она не является интенционаl= 3;ьным актом. Человек видит другого в беде и отвеч= 072;ет на эту беду сочувствиеl= 4; и готовностьn= 2; помочь. Человека о ч= 077;м-нибудь просит другой, ему незнакомый = 95;еловек, и он отвечае= 090; благожелатk= 7;льной заинтересоk= 4;ан­ностью и готовностьn= 2; выполнить эту просьбу. Ценностнооm= 0;ветный характер отсутствуеm= 0; у этой благожелатk= 7;ль­ности как таковой, скорее, в том смысле, что она не представляk= 7;т собой ответ = 72; на особую красоту ближнего. В отличие от дружеской любви, родительскl= 6;й любви, любви детей к родителям и тем более от супружескоl= 1; любви благожелатk= 7;льность здесь не является ценност­ны= ;м ответом на личность другого человека, а в отличие от л= 102;бви к ближнему — она не является ответом на достоинствl= 6;, свойственнl= 6;е каждой чело = 74;еческой личнос­ти как образу Божьему и ка= 082; существу, любимому и спасенному Христом.

&= #1058;о, что рождает такую благожелатk= 7;льность, не делая ее при этом ценностным ответом, — это, скорее, душевная доброта как таковая, спо= 089;обность сочувствовk= 2;ть. Конечно, как мы видели, и в любви к ближнему играет решающую ро = 83;ь душевный настрой любящего, полная акту = 72;лизация благоговейl= 5;о любящего «я&raq= uo;. Но она также обладает и элементом ценностногl= 6; ответа — более того, она с необ­хl= 6;димостью актуализирm= 1;ется в ценностно = 84; ответе. Любв= 080; к ближнему присуще осознание онтологичеl= 9;кого достоин­ств= а ближнего, то= 081; красоты любой индивидуалn= 0;ности, которой обладает человек, пок= 072; он жив.

&= #1061;отя сочувствие, сопереживаl= 5;ие чужой радос = 90;и, кон­кретный интерес может быть н= 077; только инте = 85;циопальным актом, но и представляm= 0;ь собой ценностный ответ на чужое горе или радость, — благожелатk= 7;льность как таковая не имеет характера ценностногl= 6; ответа. Но прежде всего эта благожелатk= 7;льность не является настоящей любовью, по­l= 9;кольку в ней отсутствуеm= 0; характернаn= 3; для подлинной любви жертвенносm= 0;ь, принятие ли = 95;ности ближнего, когда его ка= 082; бы объемлют = 080; возвышают своей добротой. Во всех других видах естес = 90;венной любви присутствуk= 7;т эта жертвен = 85;ость, это   принятие   люби= мого,   это   схватыванl= 0;е   его   и возвышение  в intentio benevolentiae = — конечно, во взаи­мосвяз= и с intentio unionis.

&= #1069;то решающее различие между благожелатk= 7;льностью и любовью проявляетсn= 3; также в том, что в любви к ближнему intentio unionis, кk= 2;к мы видели, не отсутствуеm= 0;, а только име= 077;т иной характер. Он= 072; стремится н = 77; к союзу с люб&#= 1080;мым, как это наблюдаетсn= 3; во всякой че= 083;овеческой любви в родительскl= 6;й, дружеской, супружескоl= 1;, любви детей = 082; своим родителям, а только к единству с н= 080;м в царстве Христовом. В естественнl= 6;й же благожел = 72;тельнос­ти отсутствуеm= 0; всякое intentio unionis, пl= 6;скольку отсутствуеm= 0; интерес к другому чел = 86;веку в целом. Но главное отличие коренится в существе субстанциаl= 3;ьной святой доброты, свойственнl= 6;й caritas, в фундаментаl= 3;ьной установке любви, прису= 097;ей тому, кто преисполнеl= 5; христианскl= 6;й любовью к ближнему. Поскольку христианскk= 2;я любовь к ближнему есть caritas, тl= 6; ее отделяет целая пропасть от естественнl= 6;й квазилюбви = 82; ближнему. Торжествуюm= 7;ая, просветлен­= ная доброта, в которой тесно взаимосвязk= 2;ны сила и кротость, полностью отсутствуеm= 0; в этой любезной благо­желат= ельности. Различие, аналогичноk= 7; этому, мы видим между дружелюбноl= 1; скромностьn= 2; человека, который дер­= ;жится в тени, поско&#= 1083;ьку осознает превосходсm= 0;во другого чел = 86;века, — и славной добродетелn= 0;ю смирения.

Харак= 090;ер христианскl= 6;й любви к ближнему и е= 077; сверхъестеl= 9;твенная основа

&= #1061;ристианска= ;я любовь к ближнему всегда пред = 89;тав­ляет собой проры = 74; в последнюю реальность = 41;ожьего мира — преодолениk= 7; чисто земно = 81; повседневнl= 6;сти со всеми ее оковами; в то время как естественнk= 2;я благоже­лат= ельность остается в земной межличностl= 5;ой сфере, в христианскl= 6;й любви к ближнему ощущается дыхание торжествуюm= 7;ей свободы. Когда мы сталкиваемl= 9;я с актом исти= 085;ной христианскl= 6;й любви к ближнему, на= 084; кажется, будто разверзлисn= 0; небеса, будт= 086; мы приблизи = 83;ись к миру абсолютногl= 6;, будто нас ов= 077;вает дыхание бесконечноk= 5;о. Достаточно вспомнить сцену из «Обрученныm= 3;» Манзони, в которой кардинал Федерико Борромео пр = 80;нимает Неизвестноk= 5;о (Innominate), чтобы ясно увидет = 00; эту существеннm= 1;ю черту христианскl= 6;й любви к ближнему ка = 82; caritas. Это захватываюm= 7;ее величие тесно связано с тем, что любовь к ближнему предполагаk= 7;т любовь к Богу, как и созерцание ближнего в Б= 086;жественном, Христовом свете. Блеск ему придает тот факт, что &= #1061;ристос бесконечно его любит и умер на крес= 090;е также и за него. Подлинная христианскk= 2;я любовь к ближнему всегда заключает в себе победу над миром, выход за его пределы — в б&#= 1077;згранич­ну&#= 1102;, бездонную глубину Божьего мир = 72;. Всего этого нет в естественнl= 6;й благожелатk= 7;льности. В ней не ощущается этого дыхан = 80;я безграничнl= 6;го, этой окончательl= 5;ой свободы и величия, это= 081; победы над миром — она не созерцае = 90; ближнего в этом сверхъестеl= 9;твенном свете. Мы уже гово­рили, что тот, на ко&= #1075;о направлен акт христианскl= 6;й любви, слыши= 090; голос Христ = 72;. Об этом не может быть и речи, если мы являемся лишь объектом естественнl= 6; благожелатk= 7;льного отношения. Как мы видели, субстанциаl= 3;ьная святая добр = 86;­та конституирm= 1;ется в любви к Богу; она неотделима = 86;т последней. Напротив, «добросердk= 7;чие» и моральная фундаментаl= 3;ьная установка с = 72;ми по себе не основаны на любви к Богу; они вполне могут сосуществоk= 4;ать с любовью к Богу, но не проистекаюm= 0; из нее как таковой. Они не являются актуализацl= 0;ей любви к Богу.

&= #1044;остаточно вспомнить о том, что именно нам помогает испытать любовь к ближнему, когда речь идет об отталки­ваю= щем человеке — например, о Яго или Кара= 084;азове-отце. В этом случа= 077; мы должны подняться над всем тем, что сделал с собой данны = 81; человек, над той атмосфе = 88;ой, которую он распростраl= 5;яет вокруг себя = 080; в которую он хочет нас затянуть, на= 076; тем уровнем, где мы встретилисn= 0; с ним, и прорваться туда, где он предстоит перед Богом. Даже если он отрицает существоваl= 5;ие Бога, Бог все равно говорит и ему: «Адам, где ты?» В действителn= 0;­ности перед Богом стоит и он, он также ожида = 77;т Божьего суд = 72;. Внезапно исчезает жалкий, отта= 083;киваю­щий мир, в котором он оказался, и перед нами п= 088;едстает трагическоk= 7; величие человека, ко= 090;орый, будучи сотворен по образу и подобию Божьему, пре= 076;ал себя дьявол = 91;. Мы прорываемсn= 3; к последней, настоящей действителn= 0;­ности, реальности перед лицом Бога, и у наше&= #1081; души вырастают крылья — крылья милосердноl= 1; любви, кото­l= 8;ая вопреки всему объемлет этого человека. Если мы представим себе ту помощь, которую ока = 79;ывает нам созерцание Царства Божьего в на= 096;ей любви к ближне­му, тl= 6; ясно увидим неразрывнуn= 2; связь любви = 082; ближ­нему с любовью к Богу и вмест= 077; с тем ту проп&#= 1072;сть, что отделяе = 90; эту проникнутуn= 2; caritas любовn= 0; от любой чисто естественнl= 6;й благожелатk= 7;льности.

&= #1055;оэтому христианскk= 2;я любовь к ближнему ра = 89;про­страня = 77;тся не только на чужих людей. Она направл = 77;на также на соперников, противникоk= 4;, врагов, даже на Божьих врагов. Напротив, в е&#= 1089;тественной благожела­т= ельности intentio benevolentiae огранич= 080;вается чужим челов = 77;ком, представляn= 2;щим собой, так сказать, tabula rasa = (чи= ;стую доску).

&= #1042; христианскl= 6;й любви к ближнему мы также обна­р= ;уживаем такое coinciden= tia = oppositorum (совпа = 76;ение противополl= 6;жностей), когда любов = 00; к врагу Бога не застав­ля= ;ет преуменьшаm= 0;ь его изъяны или вообще забыть о них. Христианскk= 2;я любовь орга = 85;ически сопряжена с полным неприятием грехов враг = 72; Бога. При любой естественнl= 6;й благожелатk= 7;льности, в ее обеих формах, она исчезает, стоит тольк = 86; человеку ясно увидет = 00; отталкиваюm= 7;ие черты в характере Божьего вра = 75;а[7]<= /span>. Несовместиl= 4;ость благоже­лат= ельности с ясным осознанием = 80; решительныl= 4; неприятием безнравствk= 7;нной позиции врага Божьего проявля­етс= я по-разному в той и другой форме естес = 90;венной благожелатk= 7;льности. Человек, бла= 075;ожелательн&= #1099;й в резуль­тат= ;е моральной установки, своим неприятием устанавливk= 2;ет границы любви. У добросердеm= 5;ного человека бл = 72;гожела­тел = 00;ность имеет тенденцию преодолеваm= 0;ь неприятие и заменять ее на «laissez = faire, laissez = aller» (будь что будет). В наши планы н= 077; входит здес = 00; полностью охарактериk= 9;овывать сущность caritas. Это сделано в тринадцатоl= 1; главе Послания к коринфянам, = 080; ее ни в каком отношении нельзя не только превзойти, н= 086; даже дополнить. Н= 086; уже и все  выше&= #1089;казанное о сущности caritas позвоl= 3;ит ярче про­яви= ;ться последней в своем отличии от л= 102;бого естествен­н= ого сочувствия ближнему, если мы еще раз примем в= 086; внимание следующее.

Естес= 090;венная и сверхъестеl= 9;твенная любовь: заключение=

&= #1057;уммируя, мы можем сказать: во-первых, следует различать caritas как свойство любви и категориалn= 0;ное своеобразиk= 7; последней в любви к ближнему; эт= 086; вытекает уж = 77; из того, что свойство caritas не только присутствуk= 7;т в любви к Богу, но и кон&= #1089;титуируетс= ;я исключителn= 0;но в ответе на существоваl= 5;ие Бога, несмотря на то, что катег&#= 1086;риальный характер любви к Богу несомненно отличается от катего­ри= ;ального характера любви к ближнему.=

&= #1044;алее, мы видели, что также и все естественнm= 9;е категории любви могут = 080; должны быть преисполнеl= 5;ы caritas, более того, они только в это= 084; случае способны полностью раскрыть свою специфичесl= 2;ую сущность. Поэтому совершенно ошибочно противопосm= 0;авление эроса= и агапе= , или amor concupisc= entiae = и amor benevolen= tiae. Мm= 9; видели в главе VI= , нk= 2;сколько ошибочно считать эросом всяк = 91;ю любовь с intentio unionis, а агапе — любовь к ближнему, в которой intentio unionis = хо= тя и не отсутствуеm= 0; полностью, однако во многих отношениях совершенно отступает н = 72; задний план. Следует добавить, чт= 086; искать разл = 80;чие между эросо = 84; и агапе в категори­ал= ьном характере — это глубоко = 77; заблуждениk= 7;. Это также относится и = 082; супружескоl= 1; любви. Совершенно неверно отождествлn= 3;ть с эросом супружескуn= 2; любовь, которая столь явно отличается от всех остальных видов естественнl= 6;й любви и категориалn= 0;ная тема которо = 81; силь­нее всего контрастирm= 1;ет с любовью к ближнему, и тем самым противопосm= 0;авлять ее агапе. Единственнm= 1;ю дан­ность, которую мы имеем в виду при различе = 85;ии эроса и агапе, следует искать в качестве лю = 73;ви, в духе caritas, кl= 6;торая неразрывно связана с любовью к Бо= 075;у и любовью к ближнему, но которая не только совместима = 89; катего­риал= ьным своеобразиk= 7;м отдельных типов любви, но и позволяет достичь эти = 84; типам своей специфичесl= 2;ой категориалn= 0;ной полноты.

&= #1058;аким образом, есл= 080; мы объединяем все естеств = 77;н­ные виды любви — которые существуют = 80; «у язычни­ко= ;в» — под именем эроса и при этом принимаем в расчет не их категориалn= 0;ное своеобразиk= 7;, а тот факт, что они еще не преображенm= 9; во Христе, что они еще чисто «естественl= 5;ы», — в качестве differentia specifica (особых видовых отличий) от эроса, которому пр = 86;тивопостав&#= 1083;яем дух caritas, уl= 5;икальную сущность caritas как агапе, то такое противопосm= 0;авление эроса и агап= 077; не только совершенно правомерно, но и указыва= 077;т на нечто очень важно = 77; в сфере любви.

&= #1053;о это различи = 77; — и тем самым мы подходим = 082; важнейшему пункту нашего исследованl= 0;я — не являетс= 103; противополl= 6;жностью. Если мы под эросом подразумевk= 2;­ем все естественнm= 9;е виды любви с их свойства = 84;и и противопосm= 0;авляем им свойство caritas — а это единст­венн= о правильное представлеl= 5;ие об эросе и агапе — то в этом случае мы имеем дел= 086; с важным различием, н= 086; не с противополl= 6;жностью. Аналогично отношение между естественнl= 6;й и сверхъест = 77;ственной нравственнl= 6;стью. Сверхъестеl= 9;твенная христианскk= 2;я нравственнl= 6;сть, свя­тость — это нечто качественнl= 6; совершенно = 85;овое по сравнени = 02; с чисто естественнl= 6;й, то, что необыкновеl= 5;но превосходиm= 0; последнюю; однако она н= 077; представляk= 7;т собой противополl= 6;жности естественнl= 6;й нравственнl= 6;с­ти — она завершает и преображаеm= 0; ее. Так же и в нашем случа = 77;. Всякая естественнk= 2;я любовь — даж= 077; самая не­сов= ;ершенная — отражает в определеннl= 6;й степени вел = 80;­колепие caritas, в ней заключен «росток», стремящийсn= 3; к завершени = 02;, которого не может достичь своими соб­с= ;твенными силами любовь, но которого желает ее су= 097;­ность. Поэтому совершенно неверно отказывать этой чисто естественнl= 6;й, еще некреще = 85;ной любви в како= 084; бы то ни было нравственнl= 6;м достоинствk= 7; и считать ее чем-то вроде инстинкта, нравственнl= 6; нейтральноl= 1;. Она обладае = 90; не только высокой личной ценностью, которой отмечен любой ценностный ответ, как, например, восхищение красотой природы и искусства, н= 086; и определеннl= 6;й нрав­ственн= ой ценностью, хотя и в очень разно = 81; степени. Конечно, мы д&#= 1086;лжны повторить т = 86;, что явилось исход­ным пунктом это = 81; главы. Дистанция между любов = 00;ю к Богу и любовью к ближнему, с одной сторо = 85;ы, и всеми другими различными видами любв = 80; — с другой, в нрав­ственн= ом отношении н = 77;измеримо больше. Любовь к Бог= 091; включает в себя всn= 2; нравственнl= 6;сть, а любовь к ближнему неразрывно связана с нравственнl= 6;стью. Естественнm= 9;е же категори = 80; любви  нико= гда  не  включают в себя всю нравственнl= 6;сть, они никогда не совпадаю = 90; с ней, даже   когда   прео= бражены   духом   caritas   и   тем   самым становятся носителями возвышенноl= 1;, сверхъестеl= 9;твенной нравственнl= 6;сти и, как таковые, особым обра = 79;ом прослав­ляю= т Бога.

&= #1058;ем более колоссальнl= 6; различие в нравственнl= 6;м отношении между «некрещеныl= 4;и» видами естественнl= 6;й любви и любовью к Богу и к ближнему. Зд= 077;сь не только не идет речи о всей нравст = 74;енности, которая в любви к Богу и к ближнему является результатоl= 4; уже их катег= 086;­риального характера, н= 086; это именно т= 086; колоссальнl= 6;е различие, которое отделяет свойство caritas от чисто естественнl= 6;й любви — то различие, ко= 090;орое, как мы видели, не тождественl= 5;о категориалn= 0;ному различию. Эт= 086; различие также ясно видно при сравнении «крещеных» видов естественнl= 6;й любви с «некрещеныl= 4;и». Но несмот­ря на все это и некрещеная естественнk= 2;я любовь, как мы скоро увидим, является но = 89;ителем, хотя и в очень раз­ли= ;чной степени, нравственнm= 9;х ценностей. И= 073;о самое существо любви как таковой, несмотря на все различи = 03;, коренится одновременl= 5;о в эросе и агапе, что и имел в виду Лакордер: «II n<= span style=3D'font-size:14.0pt;color:black;layout-grid-mode:line'>'y a<= span lang=3DEN-US style=3D'font-size:14.0pt;color:black;layout-grid-mode:line'> = pas deux = amours, 1'un = celeste et= 1'autre terrestre= . Ce n<= span style=3D'font-size:14.0pt;color:black;layout-grid-mode:line'>'est qu= 'un seul = sentiment, avec = la differenc= e = que 1'un = est infini» (He сущесm= 0;вует двух видов любви — небесной и з= 077;мной. Есть только одно чувств = 86; с той лишь ра&#= 1079;ницей, что оно бесконечно).



[1] Во избежанl= 0;е недоразумеl= 5;ий я, однако, хочу подчеркнутn= 0;, что мое понятие ценности ни = 041; малейшей ст = 77;пени не связано с так называемой ценностной философией Риккерта. Он= 086; отличается = 76;аже от того, что понимал под «ценностью&raqu= o; Шелер. Хотя для шелеровскоk= 5;о понятия ценности и для моего общим является отличие ценностногl= 6; от нейтральноk= 5;о, индифференm= 0;ного бытия, однак= 086; необходимо подчеркнутn= 0;, что подлинн = 72;я сущность «цен­ности» в нашем смысле не будет понят = 72;, пока четко н= 077; будут разграничеl= 5;ы обе категор = 80;и значимости только субъективнl= 6; приятного и объективно полезного д = 83;я меня, с одной стороны — и, с другой, категория ценностногl= 6;.

[2] Интерес к прекрасной музыке, страстное ж = 77;лание ее слушать — это по своей структуре с = 86;вершенно иная установка п = 86; сравнению с = 080;нтересом к чисто развлекатеl= 3;ьному и субъективнl= 6; приятному.=

 

[3] У автора в понятии «тематичноl= 9;ть» при всей схожести с традиционнm= 9;м феноменолоk= 5;ическим термином «интенционk= 2;льность» упор в большей степени делается на объекте как таковом. (Прим, ред.)

[4] Но тем самы = 84; мы не хотим сказать, что умение быть комичным само по себе не является ценностью. Оно не является ценностью личности, но может являться своего рода = 101;стетическо&= #1081; ценностью, которая конституирm= 1;ется «вне» человека, являющегосn= 3; комичным, и которая не возвышает его.

 

[5] Это совершенно не означает, что не существует большой и ва= 078;ной части нравственнl= 6;й сферы, в которую не вовлечена любовь к ближнему. Эт= 086; не только тр= 080; первые установки, заповеданнm= 9;е в дека= ;логе, но и прежде всего грех гордыни и уникальная добродетелn= 0; смирения.

 

[6] Но нельз&#= 1103; забывать, чт= 086; категориалn= 0;ное отличие люб = 74;и в значительнl= 6;й степени проявляетсn= 3; и в качестве данной любв = 80;. Только это последнее н = 77; связано с тем, что мы противопосm= 0;авляли категории любви как качество любви — когд= 072; под качеством м = 99; имели в виду такие ее чер= 090;ы, как глубину, духовность, возвы­шенно= сть и пр.

[7] It is almost impos= sible to me sometimes to stand people with <= /i>God; without God, it would have been impossible. (Мне иногда = 080; с Бого= ;м трудно выносить людей; без Бога это был= 086; бы невоз­мож= ;но). F. von Huegel: Letters to a niece, XXV XXVI.

 

------=_NextPart_01C4A53D.F471BFE0 Content-Location: file:///C:/14C79D0E/gilden.files/header.htm Content-Transfer-Encoding: quoted-printable Content-Type: text/html; charset="us-ascii"





------=_NextPart_01C4A53D.F471BFE0 Content-Location: file:///C:/14C79D0E/gilden.files/filelist.xml Content-Transfer-Encoding: quoted-printable Content-Type: text/xml; charset="utf-8" ------=_NextPart_01C4A53D.F471BFE0--