Антоний (Храповицкий), митр. Иконописцам о коленопреклоненных фигурах // Богословие образа. Икона и иконописцы. Антология. Сост. А.Н. Стрижев. М.,2002. С.276-278

 

Предостережение художникам вообще и иконописцам в частности живопись требует исторической правды. Это аксиома современного искусства, но она нару­шается постоянно вот в какой детали религи­озной живописи. Мы часто видим на карти­нах из евангельской истории и из житий святых коленопреклоненные фигуры, и притом нередко — на одном колене, да еще со сложенными ладонями. Ничего подобного не было ни в еврейской, ни в восточно-христи­анской жизни до XVIII века, когда такие позы стали практиковать­ся в православном обществе по подражанию католикам, у кото­рых они приняты издавна. Что же касается древних евреев и христиан православных, то они никогда не становились на колени, а молились либо стоя, либо повергаясь ниц на землю1. Старообряд­цы и греки до последнего времени никогда не становятся на ко­лени, а при возгласе диакона: «Паки и паки преклоньше колена Господу помолимся», они падают ниц и, по старообрядческому вы­ражению, «лежат на листу».

Выражение Библии и богослужебных книг «преклонение колен» действительно обозначает не постановку на колени, а падение ниц, с преклонением главы и колен на пол.

Так, в Евангелии от Луки говорится: и Сам отошел от них, на вержение камня и, преклонив колена, молился, говоря (22, 41), а в Евангелии от Матфея о том же событии написано так: И отошед немного, пал на лице Свое, молился и говорил (26, 39).

В тех же случаях, когда упоминается о западном, римском приеме постановки себя на колени, то в Евангелии употребляет-

_________________________________________________________________

См. книгу Правил Вселенских Соборов. 91-е правило Василия Великого.

_____________________________________________________________________________

ся другое выражение: и поклоншеся на колену, ругахуся Ему (Мф. 27, 29) или: прегибающе колена, поклоняхуся Ему (Мк. 15, 19). Заме­тим кстати, что старообрядцы, порицая наш современный обычай становиться на колени, всегда приводят это обидное уподобление римским воинам, ругавшимся над Спасителем.

Вот почему вы ни на одной старинной иконе не встретите коленопреклоненных фигур; только священник, читающий впере­ди лежащего ниц народа молитву по книге (например, в день Святой Троицы), конечно, должен уже поднять свой стан и голо­ву; но в чине Святыя Пятидесятницы говорится о принесении нами молитв «в выи (шеи) и колен преклонении», откуда видно, что старообрядческий обычай лежать ниц более соответствует чину этой службы. То же должно сказать о преклонении колен на Литургии Преждеосвященных Даров при пении «да исправится», когда предписано то правой стороне молящихся преклонять коле­ни, то левой, во избежание затека головы от продолжительного лежания ниц.

Теперь судите сами, как неприятно осведомленному богомольцу видеть на иконе, например в московском Спасителевом храме, Димитрия Донского в позе современного конногвардейца на од­ном колене пред преподобным Сергием или на иконах Благовеще­ния — Пресвятую Деву и Ангела на коленях друг пред другом (картина Рафаэля Менгса), да еще иногда с католическим скре­щиванием пальцев на сложенных вместе ладонях; такой же не­лепый перевод встречается и на католических картинах Срете­ния, Поклонения волхвов и т. п. Восточные христиане при мо­литве складывают руки крестообразно на груди или поднимают их вверх в позе распятия (последнего у старообрядцев тоже не допускается).

Художникам, вероятно, интересно знать психологию этой раз­ницы восточного и западного богопочтения. Думаю, что она определяется общим строем этических понятий и настроений обеих культур. Восток (иудейский и христианский) развивал свое богопочтение на идее виновности нашей пред Богом и уничижения своего греховного недостоинства пред Божественной святостью. Быть благочестивым по понятию древних иудеев и православ­ных христиан — значит прежде всего быть смиренным, уничто­жить свою гордыню, без какового условия Господь отвергает все подвиги воздержания и милосердия (Мф. 6, 1-6).

Преклонение главы в постоянных поясных поклонах или повержение ее вместе с телом на землю выражает собою именно такое настроение молящегося, отдающего себя, как виновного, всеце­ло в послушание и во власть Божию (преклонением главы назнаменующих работное воображение, то есть свое рабское положение).

Напротив, западное религиозное самочувствие, не отрешаю­щееся от присущего той культуре юридического оттенка, имеет характер конкордата с Богом, как и обозначается в латинском слове: религия, то есть союз, связь. Там молящиеся не любили склонять голову, и тем менее — до земли, но охотно преклоня­ли колени и, как бы уменьшая свой рост пред мысленно пред­стоящим Божеством, исповедали Его преимущество пред собою и свое слабосилие в сравнении с Ним, но с сохранением соб­ственной амбиции. В связи с подобным характером религиоз­ного самочувствия Запад выработал такие нелепые с истинно христианской точки зрения понятия, как благородная гордость, благородное самолюбие. Наши же святые Отцы говорили толь­ко о бесовской гордости.

Вот моя историческая и психологическая справка, в силу которой на картинах или на иконах из библейской или церковной исто­рии никогда не следует рисовать коленопреклоненных фигур.

1910

Архиепископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженней­шего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Т. IX. Нью-Йорк, 1963. С. 84-86.